Четверг, 08 ноября 2018 10:30

«Кровавый тиран» или «твердая рука»?

«Кровавый тиран» или «твердая рука»?

Читатели о Сталине и возвращении к прошлому.

В Новосибирске затеяли установку памятника Иосифу Сталину, но мнения людей по этому вопросу разделились. Одни решительно «против», другие решительно «за». Мы спросили читателей «ШАНСА», нужны ли вообще памятники таким неоднозначным историческим фигурам. И вот что мы услышали…

Станислав Угдыжеков, историк:

Сталин рядом стран признан уголовным преступником. У нас все еще почему-то нет. Говорят о «злодеяниях», а надо рассматривать юридически – нарушал он закон (хотя бы свой собственный советский) или нет. Как убедительно показано – нарушал, причем и как массовый убийца, и как мелкий гангстер по почерку. Прославление уголовного преступника идет вразрез с высокими нормами российской Конституции, имеет плохое воспитательное значение. «Нужен ли РФ сейчас образ кровавого революционера?» – надо спросить людей. Уверено ли наше государство, что поощрение идеологии разграбления частной собственности, физического уничтожения богатых и обеспеченных людей, например, тех, кто применяет наемный труд или дает деньги в рост – это правильный и нужный в наше тяжелое время шаг? А как сейчас будет воспринят призыв к расстрелам руководителей госбезопасности, генералов, прокуроров, судей, которыми столь прославлен усатый генералиссимус? Поэтому те, кто не уважает правовое государство и человека, пусть «сталинизируются». Но это довольно-таки недальновидный и экстремистский подход.

Роман Сенчин, писатель:

Все возрастающее внимание к Сталину – как к герою равно и как к кровавому тирану – демонстрирует отсутствие созидательной идеи в обществе и у государства. Поэтому обращаются в прошлое, и в основном в период наиболее трагический и одновременно героический последнего века, который пришелся как раз на правление Сталина. Людей, живших при нем, почти не осталось, жертв репрессий – единицы, и само собой время Сталина идеализируется и романизируется... Я ничего против памятников кому-либо не имею, но должна быть свобода относиться к памятнику по совести. Пусть одни кладут к нему цветы, а другие обливают его помоями. Пусть дерутся у его подножия. Может быть, это пойдет обществу на пользу.

Ульяна, корректор:

Пусть ставят, мне кажется, большинству людей от этого ни холодно, ни жарко. А современное поколение вообще вряд ли об этом будет думать. Сейчас чаще в интернет смотрят, чем по сторонам.

Алексей Гончаренко, пресс-секретарь отделения Пенсионного фонда РФ по Хакасии:

Прежние памятники пусть будут. А новый, наверное, лишнее. Что это даст? Что касается дел государственных, общественных или даже личных, думаю, надо рассуждать так: «…Мой друг, отчизне посвятим души прекрасные порывы!». Кстати, руководителям всех уровней надо бы это в должностные инструкции внести. И вообще, лучше созидать, а не болтать и какие-то непонятно на что направленные акции проводить. А если говорить, то по делу. В общем, если с добром, то пусть будет все, что возможно. А новый памятник – с добром ли?

Ирина Комарова, преподаватель, журналист:

Я против памятника Сталину где бы то ни было. Как часть истории и уроках периода его правления мы должны знать и рассказывать детям. Обязательно! Но нельзя идеализировать и героизировать его. И нельзя делать ту идеологию ведущей сейчас – слишком разное время, слишком разные условия. Нельзя убедить людей в том, что сталинизм – это хорошо, поскольку живы еще те, кто реально пострадал от репрессий Сталина. Нам нужно помнить о репрессиях, о лагерях, о расстрелах. Знать причины и сделать так, чтобы это не повторилось в истории нашей страны.

Валентина Мельникова, писатель:

Петр Первый тоже был не голубь мира, и Екатерина Великая вела страну к процветанию железной рукой. Сталин, прежде всего, – историческая фигура, которая приняла страну разоренную, обескровленную гражданской войной, переодела из лаптей в космические скафандры. А Победа в Великой Отечественной войне чего стоит? Кстати, когда пишут об ужасном 37-м годе, как-то забывают о реальной политической обстановке. Япония уже оккупировала Китай, агрессивно лезла в Монголию и подступила вплотную к нашим границам. А на западе фашизм – германский, испанский, итальянский, венгерский, румынский. И сотни, если не больше, законсперированных, «спящих», диверсионных групп из бывших белых офицеров, учителей, врачей, инженеров, бывших кулаков в республиках и округах. Вы знаете, что в сибирской и дальневосточной тайге работали десятки артелей старателей, возглавляемые геологами, заброшенными из Харбина? И золото, добытое ими, шло на поддержку белого подполья. Поэтому не все было однозначно. Я не сталинистка и не антисталинистка. К Сталину отношусь с уважением. В те жесткие и жестокие времена стране нужен был именно такой руководитель: со стальной волей, но хитрый, как лис! Поэтому я за такой памятник. Это памятник нашей истории, целой эпохе!

Игорь Саськов, редактор:

Одна моя очень близкая родственница работала в Минусинской тюрьме надзирательницей (то, что в той тюрьме содержались политические заключенные, упоминалось в «Архипелаге ГУЛАГ»). Очень хорошо помню: 80-е годы, я в пятом-шестом классе, смотрю передачу про репрессии по ТВ. На экране старый и седой, как лунь, ученый, не помню, филолог или физик, рассказывает о своей жизни, упоминает, что был репрессирован, был в Минусинской тюрьме. Родственница моя пристально всматривается в лицо старика и выдает: «Видишь его? У меня сидел, политический... Я на дежурстве приходила, портянки-сапоги снимала – он мне ноги мыл». Я похолодел от ужаса.

Еще одно воспоминание от нее: «Иду по бараку, слышу хрип, пришили кого-нибудь, гляжу – политический, голова отдельно, туловище отдельно. Рядом пила двуручная. Два зэка, уголовника, один щурится, зови, говорит, лепилу (доктора), пусть акт оформляет. Да за что, спрашиваю? Один, ухмыляясь, отвечает: «Так мне его жизнь в карты вот он (кивает на товарища) проиграл, а он, политический этот, еще и про Сталина чего-то свистел, так что все по закону, начальник, и по вашему, и по нашему»...

Я ответил на ваш вопрос? Сталинизация – это очень и очень опасно. И самое страшное, что память эта детям, ученикам уже практически не преподносится. Того же Шаламова уже не читают. А вот у меня пока память еще хорошая…

Просмотров: 149