Вторник, 25 июня 2019 10:31

Столица Хакасии: от агрессии до плагиата. Архитектура, которую нам навязали

Автор
Столица Хакасии: от агрессии до плагиата. Архитектура, которую нам навязали
Фото Дениса Мукимова

«Скучное», «вторичное», «эклектичное» и еще много других нелестных эпитетов приводят эксперты и простые горожане, говоря об архитектурном убранстве Абакана. Что не так с городскими строениями, памятниками, и есть ли вообще в столице региона архитектурная культура? Поговорили на эту тему с кандидатом искусствоведения, в прошлом главным хранителем мемориального музея обороны и блокады Ленинграда Маиной Чебодаевой.

О чем думал скульптор?

Кот, крадущий сосиски, фотограф на улице Ленина, мартышка и очки у оптики, сова-фонарь, стрекоза и муравейэто лишь малая часть известных в Абакане уличных фигурок и малых архитектурных форм. Их любят фотографировать, и, как выяснилось, есть за что недолюбливать.

В начале июня в группе «Культура и искусство тюркских народов» в соцсети «Фейсбук» появилось сразу несколько сообщений о памятниках и скульптурных композициях, украшающих Абакан.

- Самый лучший памятник в столице Хакасии - это же, конечно, памятник стрекозе. Интересно, о чем думал скульптор, когда создавал подобный безобразный шедевр? Видимо, о вечном, об этом маленьком и безобидном существе, как сибирская стрекоза, которая, видимо, скоро вымрет благодаря плохой абаканской городской экологии, - писала автор сообщения Маина Чебодаева, иллюстрируя запись фотографиями городских скульптур.

В комментариях она сожалела, что в Абакане нет памятников выдающимся людям Хакасии, внесшим вклад в развитие республики. Нет скульптур на тему героического эпоса, нет воплощенных в камне или бронзе героев хакасского фольклора. А ведь Абакан – это столица национального региона, только вот национальный колорит в городских строениях, куда ни глянь, напрочь отсутствует. Это и касается беспорядочно разбросанных по столице скульптур. Если присмотреться, кажется, кто-то сверху просыпал свой игрушечный зверинец.

Оговорюсь, что последние двадцать лет Маина Петровна Чебодаева жила и работала в Санкт-Петербурге, поэтому человеку, привыкшему к красивой архитектуре и скульптуре, по приезду на родину сразу заметен резкий контраст.

- Почему в Абакане нет памятника Ирине Карачаковой, которая завещала многомиллиардную коллекцию? Леониду Кызласову? Якову Сунчугашеву*? Степану Ултургашеву**? Степану Майнагашеву***? – задается вопросом Маина. - Памятник Катанову, я считаю, нормальный памятник, по сравнению с тем, что мы видим. Памятник «Стрекозе и муравью» - это вообще к чему, о чем? Какой намек, идея какая? Вообще, скульптура должна выражать какую-то определенную идею, о чем-то говорить. О чем говорит этот памятник?

Между тем, памятник известному лингвисту и тюркологу Н.Ф. Катанову красноярского скульптора Константина Зинича многим абаканцам не нравится. Фигуру считают непропорциональной и коротконогой. Немного странноватой в плане пропорций кажется и памятник А.С. Пушкину в Пушкинском сквере. Доктор Айболит, Петр и Февронья, маленький принц и недавно установленные на перекрестке Некрасова и Крылова Дед Мазай в лодке с зайцами – тоже творения художника Зинича.

Получается, что администрацию Абакана устраивает узнаваемый авторский стиль скульптора, но не все жители одобряют такое творчество. По мнению Маины Петровны, идеи и проекты новых памятников должны обсуждаться мэрией и народом.

- Это не должно быть инициативой одного деятеля, второго, третьего. Кошку с колбасой поставили, около мясокомбината поставили быка, которого готовят к забою. Вообще идея непонятная. У нас очень много богатых людей в Абакане и, если каждый будет ставить памятник то кошке, то барану, то собаке, к чему мы придем?- негодует собеседница.

В феврале этого года всемирно известный бурятский скульптор Даши Намдаков подарил Красноярску скульптуру «Transformation». Огромную восьмитонную голову из камней с подсветкой установили в сквере СФУ.

Красноярская общественность неоднозначно восприняла подарок – от восторга до возгласов «Ужас!» и «Страх божий». Между тем, монумент «Царская охота» Даши Намдакова украшает набережную Енисея в Кызыле. Смотрится этот архитектурно-скульптурный ансамбль изящно и величественно. Абакану о таких подарках остается только мечтать.

Агрессия налицо и застрял в 90-х

В прошлом году абаканцам рассказали, что центр столицы Хакасии изобилует агрессивными зданиями. Это значит, что мы живем в однотипных многоэтажных постройках со множеством балконов и окон. На сплошных кирпичных стенах, например, нет каких-либо декоративных элементов.

По сути, с такой архитектурой и множеством непонятных скульптур Абакан напоминает типичный постсоветский городок, один из большинства в Сибири. Скучный, унылый, без собственного лица.

- Хотелось бы видеть в городе какой-то национальный колорит. Чтобы Абакан отличался от других городов России, чтобы в декоре использовались какие-то орнаменты. Может, украсить орнаментом балконы абаканских домов – тех же хрущевок, пятиэтажек, девятиэтажек? Можно также использовать современную технику граффити. То есть торцы зданий можно украсить какими-то картинами, не только на хакасскую тему, а современную, злободневную. Например, борьба с алкоголизмом, наркоманией, брошенные дети и прочее. Тем – море! – говорит Маина.

Но, кажется, мы такое уже проходили не только в Абакане, а в целом, по стране, во времена СССР. Помнится, в Комсомольске-на-Амуре мне встретился уже изрядно выцветший мозаичный олимпийский мишка на торце девятиэтажки. Да и балконы в Абакане кое-где украшали хакасским орнаментом. Крепили на стены домов лозунги «Миру-мир» или на крыши «Ленинизм – знамя нашей эпохи». На фасаде Центрального рынка в 1979 году красовалась шикарная чеканка художника Владимира Тодыкова. Теперь ее мало кто помнит.

Что касается самих жилых домов, то здесь столица тоже отстает от всего прочего мира.

- В столичных городах здания носят современный вид, у нас же здания строят, как будто это стиль начала 90-х, 2000-х годов. Такие дома по образу строили в Новосибирске. Чувствуется новосибирская школа. Мне в Абакане нравятся здания «Власта-инвест». Они придают городу современный вид. Сам дизайн современный, надеюсь, внутри так же все, - делится искусствовед.

Кстати, не только у Маины складывается такое впечатление об Абакане, как о городе, застрявшем в прошлом. И не потому, что сама она уехала отсюда в 1999 году и приезжала погостить только в отпуск. По ее словам, с тех пор ничего в Абакане не изменилось.

В прошлом году о столице Хакасии писала интернет-газета Newslab.ru со ссылкой на бывшего абаканца по имени Федор, который переехал жить в Красноярск в начале 2000-х.

С тех пор бываю на родине почти каждый год летом, но исключительно как турист. Приезжаю на день-два, останавливаюсь в отеле или на съемной квартире, гуляю. Люблю летний Абакан, несуетливый и провинциальный, хоть и столица региона. Архитектурно он как музей — будто застыл в 90-х, - говорит Федор.

Сейчас единственное ухоженное и обустроенное место в столице, по мнению Маины, - это Преображенский парк вместе с собором, ну и новый музей.

- Для туристов, приезжающих в Абакан, здесь, честно говоря, ничего интересного нет, чтобы посмотреть. Кроме как сходить в краеведческий музей. Ничего больше достойного я не вижу. Создание музея – хорошая идея. Приходишь в него и ничего такого, чтобы бросалось в глаза, за душу брало, до слез, нет. Все такое обычное. Хочется получить положительных впечатлений.

А по словам Маины, «цветущий Абакан» и «самый лучший город - Абакан», как его преподносят местные власти, не соответствует действительности.

- Они (власти – «Шанс») живут в каком-то своем изолированном мирке. Они не понимают, когда приезжаешь в Абакан, здесь самые ужасные дороги. Все в колдобинах. И второе – я смотрю на людей, а у них такой потухший взгляд. Без оптимизма в глазах. Задавленные жизнью. И третье – это ПАЗики. Почему нельзя купить большие красивые автобусы? Достойные!

(Здесь отметим, что вопрос приобретения «больших красивых автобусов» должен быть адресован не властям, а коммерсантам-перевозчикам, в чьих руках находится автобусное сообщение Абакана.)

Впрочем, комфортная городская среда – это, пожалуй, тема для отдельного разговора. Стоит напомнить, что, по данным минтруда РФ, инвалидам, пенсионерам, маломобильным жителям Хакасии доступны лишь 28,1% социальной среды. Это значит, что пока мы говорим об архитектурных «красотах» столицы, кто-то не может элементарно выехать на своей инвалидной коляске из подъезда или подняться на коляске в автобус, не говоря о пандусах, которые местами напоминают «американские горки».

Внезапная тень Арно Брекера

Когда в Абакане на улице Щетинкина появилась скульптура «Мечтатель» и синее деревце в окружении позолоченных рам возле Абаканской картинной галереи, тогда еще в Живом Журнале (ЖЖ) заговорили об укореняющемся в городе плагиате. Спустя годы мнение абаканцев на этот счет не изменилось, а лишь укрепилось.

- Она (архитектура – «Шанс») скучна и вторична. У нас нет архитектурной культуры, к сожалению, - писала в «Фейсбук» искусствовед, кандидат исторических наук Ирина Кидиекова. - О чём думает эта «архитектура» города! Все так называемые «архитектурные формы» - в лучшем исполнении есть в других городах и странах. У нас есть непобедимое желание только повторять. То ли лень жить по-своему, то ли тяму нет... Нет хороших специалистов.

Судите сами, фонтан с тремя багетами и синим деревом видели все, кто когда-либо посещал Третьяковскую галерею в Москве. Похожую голову, торчащую из земли, с приложенной к уху рукой, можно встретить в Париже. Называется она «Écoute», что переводится по-разному – «Слухач», «Подслушивающий» или «Слух». У нас называется «Мечтатель». Совпадение? Не думаю.

Поэтому не стоит удивляться, когда абаканскую архитектуру называют вторичной. То есть мы в своем стремлении кого-то удивить или украсить город повторяемся, господа-товарищи.

В 2013 году в Абакане установили памятник выдающемуся спортсмену двукратному олимпийскому чемпиону Ивану Ярыгину. Возле скульптуры разбили сквер и фонтан. Сейчас это популярное место отдыха у абаканцев и гостей столицы. По вечерам олимпийские кольца на фонтане подсвечиваются, а спортивная фигура Ярыгина очень выгодно и зрелищно смотрится на фоне заката.

Именно на саму фигуру атлетического сложения обратила внимание Маина Петровна в нашем разговоре — она, по мнению эксперта, исполнена в манере одного чрезвычайно известного скульптора прошлого века.

- Посмотрите – Арно Брекер, главный скульптор фашистской Германии. Искусство Германии того периода так же, как и советское, носило идеологический характер. Это идея совершенного человека. Совершенный мужчина, женщина. В них все должно быть прекрасно. Также совершенная человеческая фигура у Ярыгина.

Естественно, какая еще может быть фигура у спортсмена, которого считают олицетворением русского богатыря? Однако не все так просто и, чтобы проанализировать творчество Брекера и узнать, почему Ярыгин получился таким, каким мы его видим, проезжая по улице мимо его сквера, придется писать другую статью.

Каким можно было изобразить спортсмена, если никому не подражать, Маина затруднилась ответить, так как самого Ярыгина вживую не видела. Кстати, автор памятника - все тот же скульптор Зинич.

Российский вольник Иван Ярыгин погиб в автокатастрофе в 1997 году. Памятник борцу подарили Абакану его родственники.

Среди многочисленных работ самого высокооплачиваемого мастера в Западной Германии Арно Брекера есть скульптура «Решительность», созданная им в конце 30-х годах прошлого века. Возможно, она кого-то напоминает.

Как могло бы быть, но не случилось

В шведском городе Векше есть памятник «Женщине с сумочкой». Историю его появления можно легко найти в интернете. Главное - в том, что у этого архитектурного произведения есть реальная героиня и история живого человека.

В этом и есть смысл памятников – увековечивать память, делать так, чтобы помнили. В этом смысле абаканская стрекоза, кот с сосисками, муравей, кораблики и бетонные смешарики сильно проигрывают настоящим событийным персонажам из жизни.

Данута Даниэльссон, ударившая своей сумкой скинхеда во время демонстрации неонацистов, сделала для общества куда больше, чем Дед Мазай, хотя он тоже спасал мир, сузившийся до размера зайца.

Или памятник канадскому активисту Терри Фоксу в Оттаве, который поддержал в марафоне людей, больных раком, намного красноречивее всяких непонятных придумок в виде проволочных человечков в Сквере строителей.

Может быть, когда общество начнет задумываться, в какой городской среде оно хочет жить, в какие музеи ходить, тогда из интернета исчезнут подобные записи: «Приезжайте к нам в гости, будем рады познакомить вас с полной безвкусицей абаканских чиновников».

Кажется, время становиться современной столицей Хакасии наступило уже давно, лет тридцать назад, если не раньше.

_______________________________________

*Яков Сунчугашев - доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки Хакасии, лауреат государственной премии Республики Хакасия им. Н.Ф. Катанова, общественный деятель.

** Степан Ултургашев - с 1977-1994 годов - ректор Абаканского государственного педагогического института, кандидат исторических наук, профессор кафедры истории, заслуженный деятель науки.

*** Степан Майнагашев - российский этнограф, общественно-политический деятель, основатель хакасской письменности и автономии.

Галерея изображений

Просмотров: 1776
Загрузка...

Комментарии

Уважаемые пользователи!

Просим ознакомиться с правилами комментирования на сайте «Шанс. Регион»:

  1. Редакция «Шанс. Регион» не несет ответственности за содержание и смысл комментариев, оставленных пользователями. Но!
  2. Не допускаются комментарии, содержащие призывы к свержению власти, вражде по национальному признаку и другим проявлениям экстремизма.
  3. Не допускаются взаимные оскорбления в беседе пользователей с использованием нецензурной брани.
  4. Не допускаются материалы и ссылки коммерческого характера, не согласованные с коммерческим отделом «Шанс. Регион».
  5. На сайте действует премодерация: оставленный вами комментарий проверяет администратор. Если ваш комментарий не появился на сайте, значит — вы нарушили правила. 

Дополнительные вопросы можно задать, позвонив в редакцию по тел. 8(3902) 344-344 или пишите на электронную почту: gazetabox@gmail.com