Четверг, 12 марта 2020 12:06

Экологические активисты Хакасии о проблеме воздуха в регионе

Автор
Экологические активисты Хакасии о проблеме воздуха в регионе
Фото Дениса Мукимова

«Шанс» задал экологическим актвиистам Хакасии пять вопросов. Кто-то отвечал по пунктам, кто-то – в формате монолога.

Вот эти вопросы:

1. На ваш взгляд, что является главным загрязнителем воздуха в Хакасии? Откуда такие данные (быть может, вы читали какие-либо исследования)?

2. Какой вред воздуху наносят угольные разрезы Хакасии? Откуда данные?

3. Каких конкретных результатов вы хотите добиться своей общественной деятельностью? Ваша цель?

4. Есть ли у вас план действий, мысли, как можно достичь цели, которую вы преследуете? Если цель будет достигнута, станет ли экологическая ситуация в регионе лучше?

5. Кто-то вам помогает (министры, экологи, другие специалисты, общественность)?

Евгений Мамаев, глава регионального исполкома Общероссийского народного фронта (ОНФ):

Евгений Мамаев

1. Называется три основных источника загрязнения – печное отопление частного сектора, выхлопные газы автомобильного транспорта и выбросы промышленных предприятий. Это общее мнение экспертов в данной области. Отдельный интерес представляет вклад каждого сектора. В настоящее время ОНФ ведет работу по анализу вклада каждого из трех указанных секторов. При этом стараемся сформировать картину в динамике за последние 5-10 лет.

2. Сложно дать оценку вреда конкретно угольных разрезов. Прежде чем это делать, нужно понять, есть ли у них вообще разрешение на выбросы в воздух, проект на установки термо и сухого обогащения, есть ли положительное заключение государственной экологической экспертизы. ОНФ сделал соответствующий запрос в прокуратуру. Ждем ответа.

3. Цель – исполнение положения статьи 42 Конституции РФ, гласящей, что «каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением».

4. Вряд ли стоит надеяться, что есть какой-то простой вариант. Скорее речь должна идти о комплексном проекте, затрагивающем и частный сектор, и автомобильный транспорт, и промышленные предприятия. Безусловно, мы надеемся, что наша работа не пропадет даром и благодаря ей ситуация с экологией заметно улучшиться.

5. По мере необходимости мы обращаемся к профессионалам как частных экологических организаций, так и органов власти, общественным активистам, запрашиваем информацию в различных источниках.

 Галина Церенова, активист «Живой Хакасии»:

Галина Церенова

1. Причин несколько: разрезы, частный сектор, автомобили. Географическое расположение Абакана. Частный сектор и автомобили – в меньшем количестве были всегда, это необходимость. Разрезы с таким размахом и варварским отношением появились относительно недавно, что окончательно усугубило положение.

2. Угольные разрезы относятся к первой категории опасных предприятий. Априори такое производство не может быть не опасным для окружающей среды и человека. Что подтверждают результаты исследований.

3-4. Отзыв лицензии на добычу, за невыполнение лицензионных соглашений, а также прекращение выдачи новых разрешений. При невозможности выполнения п. 1 – установить потолок добычи за год по соображениям экологии с применением новейших технологий взрывов на действующих разрезах. Создать фонд или счет, куда бы отчислялись средства ЕЖЕКВАРТАЛЬНО разрезами на рекультивацию нарушенных земель, а не по завершению работ. Например, черногорские отвалы горят около 75 лет, а рекультивировать их, пока горят, нельзя*. Кроме этого, необходимо возмещение за колоссальный ущерб плодородной почве, сельхозземлям разрезами. Альтернативный вариант разработки подземным способом (шахты) или вариант – закрытие.

5. У нас образовался довольно сплоченный актив. Люди разных возрастов и профессий. Есть юристы, экологи, инженеры горного дела, рабочие, пенсионеры. Наша группа регулярно пополняется желающими помочь.

 *У «ШАНСА» нет данных о количестве горящих отвалов и продолжительности этого процесса. Но вот что говорят о возгорании отвалов открытые источники.

Массив вскрышных пород разнороден: есть породы инертные, которые не горят, и породы углесодержащие. Последние, если их не закрыть, со временем могут воспламеняться. Что произошло в Хакасии в 90-х гг., когда угольные предприятия останавливались.

На основании отраслевых методик по расчету выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от горящих отвалов выбрасываются следующие загрязняющие вещества: оксиды азота, диоксид серы, оксид углерода и сероводород.

Если работы ведутся в соответствии с технологией, то риск возгораний сводится к минимуму.

В последние годы площади очагов в Хакасии существенно снизились: отвалы закрываются, обрабатываются антипирогенными составами.

Из этого следует, что дожидаться «прогорания» угольных отвалов, чтобы устранить проблему, совершенно не нужно.

 Евгений Кочетков, активист «Живой Хакасии»:

Евгений Кочетков

1. Без исследований выделить один фактор, загрязняющий воздух, невозможно. Но можно выделить три фактора: автомобильный транспорт, работающий на углеводородном топливе; дома частного сектора и промышленные предприятия, которые отапливаются печным отоплением; угольные разрезы. Источник – научные статьи и информация, полученная из личной беседы с экологами.

2. Добыча угля открытым способом и горящие отвалы являются источником взвешенных частиц, формальдегида, серы, бензапирена. Это яды, которые отравляют организм, являются причиной мужского и женского бесплодия и являются мутагеном, то есть мутация передается следующим поколениям. Источник – научные статьи, из личной беседы с экологами.

3. Добиться соблюдения угольными разрезами экологических норм и законов. Не допустить превышения предельно допустимой экологической нагрузки.

4. Объединить всех экологических активистов, выработать единые требования и добиться от контролирующих и надзорных органов пристального внимания к нарушителям экологического законодательства. Строгий контроль за качеством бензина и дизельного топлива на заправках и оптовых продавцов, а также перевод всех потребителей угля на центральное отопление или электроотопление.

5. ООО «Родная степь», общественное движение «Живая Хакасия», экологи из Хакасии и из других регионов.

 Павел Бурнаков, активист, администратор группы «Живая Хакасия»:

Павел Бурнаков

– Проблема заключается в том, что никто точно сказать не может, так как реально никто не занимался этой проблемой, не изучал причины. Но, на мой взгляд, главная проблема – угольщики. Но не те, которые сейчас – новые, а старые. Отвалы у Черногорска, которые горят постоянно, – вот это самый главный источник. По розе ветров весь этот дым тянет на Абакан. Что касается Минусинска, это я вам 100% говорю, две основные причины – пыль от взрывов на новых разрезах и перевозка угля по железной дороге в сторону Тайшета. Никаких других причин нет – печки всю жизнь топили и никогда не было такого смога, как сейчас. Это моя точка зрения и я говорю одно: разрезов не должно быть. Если мы таким образом будем развивать угольную промышленность, здесь больше ничего развиваться не будет. И самое главное – у Абакана нет будущего, потому что вокруг города в радиусе 60 км все будет в разрезах.

Лично я думаю, что главная наша задача – информировать население. Нужно, чтобы оно начало понимать опасность. Никакие специалисты не будут помогать, никто не хочет воевать. Группе, которая сейчас работает через суды и т. д., я сразу сказал, еще в начале работы, что это не даст никого результата. Государство в лице чиновников само себя наказывать не будет, система так построена. Только массовые выступления могут остановить угольщиков. А чтобы массовые выступления были, люди должны понимать опасность. Но на экспертизы у нас денег нет, хотя этим должно заниматься государство. Я не верю в государственное регулирование, контроль, надзор – ничего это работать при существующей системе не будет. Люди будут просто умирать от грязного воздуха.

 Лариса Анжиганова, доктор философских наук, профессор ХГУ им. Н.Ф. Катанова:

Лариса Анжиганова

– Для того, чтобы доказать, что с воздухом в Абакане и в целом в Минусинской котловине неблагополучно, не нужны никакие специальные исследования. Особенно по утрам и вечерам. Конечно, загрязнителями являются частный сектор, зимний прогрев автомобилей. Но в последние годы прибавился еще один фактор – пыль от угольных разрезов, которой не может не быть, так как роза ветров устроена так, что в замкнутой котловине несет ее прямиком на все близлежащие села и города. Не просто так вдруг (!!!) в последнее время три города – Абакан, Минусинск, Черногорск – вошли в группу самых грязных в стране. Что касается специальных исследований чистоты воздуха, воды, земли…Все зависит от того, кто закажет анализ, тот результат мы и получим. Закажут угольщики – будем наслаждаться водой, чистой как слеза ребенка, воздухом – нектаром степных трав. Независимые активисты – получим объективные данные, потому что никому не хочется быть обманутыми за свои личные деньги. Только вот проблема одна: у общественников просто нет средств. Конечно, здесь, в городах, живет половина населения республики. Но мне бы хотелось обратить особое внимание на жителей сел Бейского и Алтайского районов. Вот уж где невозможно не страдать от постоянных взрывов, пыли и грязной воды. Ну и конечно, психологический фактор. Как можно жить, если у тебя забирают твою землю, на которой ты косил сено; убивают дороги, по которым постоянно несутся грузовики с углем? И вообще, будущее твое неясно: и оставаться страшно, и уехать некуда и не на что. Вот в интернете мы видим, как страшно жить в Киселевске: черный снег, черный воздух, черная вода. И никаких перспектив! Собственно, жителей названных районов, при запланированном расширении разрезов до 100 км, ждет именно это. Поскольку особых поступлений от угольщиков республика не видит, а вред колоссальный (выведение из полного оборота всей Койбальской степи), то мне кажется, что расширение разрезов крайне нецелесообразно. А в будущем вообще забыть о неудачной «угольной истории» в Хакасии, так как уголь – ресурс позавчерашнего дня*.

 Михаил Чертыков, администратор группы «Живая Хакасия»:

Михаил Чертыков

- Ольга Лушникова из минприроды сообщила в интервью «РТС» о том, что уровень загрязнений они определяют расчетным путем, а не реальными замерами. От главы Хакасии мы также слышим об отсутствии четко установленных фактов. То есть сейчас нет объективных данных об уровнях загрязнений от того или иного источника, поэтому могут высказываться лишь доводы в пользу той или иной версии. У меня тоже есть версия.

Я с 2009 года редко бываю в Хакасии зимой и, в отличие от тех, кто постоянно проживает в Абакане и у кого «замылился» взгляд, прекрасно помню, что раньше такого смога никогда не было. Хотя частный сектор в Абакане был всегда. Резкое ухудшение качества воздуха по времени сопадает с резким ростом добычи угля открытым способом.

Источником загрязнения я считаю горящие угольные отвалы. Я общался с человеком, который работал по проекту одного из угольных разрезов. Причиной самовозгорания угольных отвалов он называл несоблюдение технологии.

Ключевым фактором является тепловая инверсия, которая характерна для Хакасско-Минусинской котловины. Видел интервью установщика эковизоров – он в своих выводах не учитывает этот фактор. Да, пики показаний датчиков наблюдаются утром и вечером, но это не значит, что главный источник загрязнения – печное отопление. Главный вопрос: откуда берется высокий уровень загрязнений между пиками? Если не от печей, то почему летом этого всего не наблюдается? А ответ на эти все вопросы лежит в физике движения воздушных масс. Летом «тепловая крышка» находится высоко, поэтому дым от угольных отвалов уходит в высокие слои атмосферы. Зимой же эта воздушная «крышка» формируется низко за счет охлаждения приземного слоя воздуха. Наличие слоя более теплого воздуха выше не позволяет зимой подниматься дыму в атмосферу, и он стелется по земле, душа нас смогом.

Есть такой факт: сигареты по соотношению «затраты/эффективность» более эффективно убивают людей, чем даже ядерное оружие. Смог в Абакане можно сравнить с сигаретами с той лишь разницей, что каждый из нас сам для себя выбирает, курить ему или не курить, а абаканцы и жители остальных населенных пунктов донышка котловины лишены выбора, вынуждены дышать смогом.

Хочу ли я закрыть разрезы? Хочу. Говоря о закрытии разрезов, я опираюсь на законодательство. В случае, если нарушается природоохранное законодательство, надзорники либо суд имеют право приостановить деятельность разреза на срок до 90 дней. Если нарушения не будут устранены, то надо ставить вопрос об отзыве лицензии. Если угольщики не соблюдают законодательство, то и делать им здесь нечего.

Что делать? В первую очередь необходимо более широкое информирование населения. Нужен закон о «Республиканском фонде рекультивации». Угольщики должны производить рекультивацию земель через столько-то лет после начала работ, но на практике – это мы видим в Кузбассе – они могут откупиться штрафом и уйти от рекультивации. Если уже начать рекультивировать отвалы на деньги тех, кто эти отвалы создал, то можно кардинально решить проблему горящих отвалов и проблему с загрязнением воздуха. Попутно можно защититься от варианта ухода от рекультивации через банкротства угольных компаний. Здесь очень важна позиция властей: правительства Хакасии, Верховного Совета, надзорников.

Помогают только обычные люди. Ни один высокий чиновник или политик в ВС РХ (за редким исключением) не решился открыто поддержать наше движение. Да, есть депутаты, которые поддерживают, отправляют запросы, но это единицы. Что касается рабочей группы, созданной Коноваловым, к ней мы присматриваемся. Создав ее, он вроде как нам помог, но продолжает препятствовать. правительство продолжает с нами судиться по постановлению №151, которое позволяет угольщикам разреза «Майрыхский» заходить на новый участок. Как к этому относиться, как понять позицию правительства – для нас большой вопрос.

 Ольга Родькина, член комиссии Общественной палаты Хакасии по вопросам экологии, куратор движения «Экопатруль»:

Ольга Родькина

– Я бы не стала выделять одного «гада проклятого». Здесь совокупность, причем разные исследования на первое место выделяют того или другого. Но тройка определена на сегодняшний день. Это печное отопление, выхлопные газы транспорта и промышленные предприятия. И основной вклад промышленных предприятий – дымящие отвалы, пыль вот эта угольная и, последние несколько месяцев, обогатительные установки, которые выжигают уголь*. Это три основных направления. Но опять же, промышленные предприятия – это и ТЭЦ в том числе. Потому что, как бы они ни говорили, что у них фильтры замечательные (подробнее – стр. 8), но даже один процент выбросов (99 они поглощают), если посчитать, тоже очень большой вклад в загрязнение Абакана. Причем стоит эта труба с подветренной стороны просто в черте города.

То, что есть у минприроды, я бы вообще не назвала планом. Это скорее декларация о намерениях. И то, что я услышала (на заседании Общественной палаты во вторник, 3 марта), это сложно назвать планом реальных действий. Из девяти пунктов плана только один реально реализуемый, и на это есть финансы – 15 миллионов на приобретение передвижной лаборатории. Все остальные пункты плана не подтверждены ни финансами, ни ресурсами. То есть это все декларация о желаемом счастливом будущем.

Ну вот смотрите. Первый пункт – обновление общественного транспорта. Здесь непонятно – это троллейбусы городские? Но их вклад минимальный. Если это обновление ПАЗиков, то это частный транспорт. На один мой вопрос, что имеется в виду под обновлением транспорта, ответа не было. Зеленая волна – ладно. Это настройка светофоров, чтобы пробок не было. Но тех почти 2 млн, которые на это потребуются для Абакана, ни в бюджете республики, ни в бюджете города нет. Каким образом они хотят это реализовывать? Промышленность. «Бурпроммаш», «Бентонит», «Аршановский», СУЭК, «Кирбинский», «Майрыхский» подали им свои планы на 2020 год (мероприятий, которые они будут проводить). Но, опять же, это нужно проверять. ТЭЦ. Перевод частного сектора на теплоотопление они в планы включили и сказали, что и Черногорск перейдет на ТЭЦ, и 6, 9, 10 районы (Абакана). Но уже сейчас понятно, что это не реализуемо. Потому что даже на уровне Черногорска это приостановлено, они этот план написали как свершившийся, а там столько много вопросов. И главный – кто за это будет платить. Четвертое – озеленение, зеленый пояс вокруг городов, посадки леса вокруг Абакана и Черногорска. Деньги есть? Денег нет. Пятое замечательно – мониторинг, передвижная лаборатория на 15 миллионов, хотят еще стационарную лабораторию. Эту лабораторию они прикупят, и эта за 15 миллионов лаборатория будет мотаться как та девушка между аэропортом и что-то будет снимать. Но, опять же, на содержание этой лаборатории запланирован на два года 21 миллион рублей. Но мониторинг сам по себе качества воздуха не улучшит. Мы только из дополнительного источника будем узнавать какую-то информацию.

Программа мероприятий, конечно, нужна, но на уровне действий, пошаговых реальных: делай раз, делай два, делай три. От программы, написанной на бумаге, до реальных действий еще очень далеко.

 

*специалисты поясняют, что в установках по сухому обогащению угля ничего не горит: разделение на породу и фракции происходит под действием воздуха.

____________________________

Вокс попули*

Что думают о причинах загрязнения воздуха обычные люди, не являющиеся участниками общественных движений?

Смог над Черногорском

 Анастасия, преподаватель английского:

– Полагаю, частный сектор. Но люди не виноваты, что они должны топить печки, и другие люди, живущие в квартирах, не виноваты, что они при проветривании открывают окна и дышат загрязненным воздухом.

 Ольга, парикмахер на пенсии:

– Я считаю, загрязняет воздух в Хакасии Саяногорский алюминиевый завод и угольные разрезы.

Андрей (ответ из соцсети «ОК»):

– Отопление углем, однозначно! Когда вечером проезжаешь коттеджные поселки, воздух там – хоть топор вешай. И в салоне автомобиля начинает гарью пахнуть. В городе воздух почище.

 Алексей, бывший преподаватель вуза:

– Я не далее, чем сегодня, ехал и жалел, что у меня дрона нет, я бы снял ролик о загрязнении. Зачем? Надо людям правду показать, хотя проплаченным активистам все равно, но есть шанс, что кто-то думать начнет. Разумеется, главная беда Абакана – автомобили и печное отопление. Утром, выезжая на работу с МПС или Согры, попробуйте посчитать машины на Аскизской или Пушкина, а после «загуглить» объем выхлопа у средненькой рухляди годов так 2000-х. А уже после этого можно ужаснуться и никогда больше не говорить глупостей про угольные карьеры или промышленность. Им у нас до того объема, сколько само население гадит, – расти и расти. А так как живем мы в котловине, которую ветра поверху чаще всего обходят, – вот и имеем зимой то, что имеем.

Владимир (ответ из соцсети «ОК»):

– Саяно-Шушенская ГЭС.

 Николай, пенсионер:

– В зимний период основным загрязнителем воздуха являются выбросы от сжигания угля. Другого варианта нет ввиду отсутствия или дороговизны сжиженного газа, который недавно ушел по газопроводу «Сила Сибири» в Китай. Не меньшим загрязнителем является работа Красноярского и Саяногорского алюминиевых заводов, большая часть акций которых принадлежат иностранцам, которым наплевать на жителей Красноярского края и Хакасии, вымирающих от рака и других заболеваний. К сожалению, правительство озабочено другим – как бы с населения собрать еще и экологический налог, с каждой печки и старенького автомобиля.

 Людмила, домохозяйка:

– Угольная пыль и горящие мусорные свалки.

 Елизавета, продавец:

– Старые угольные отвалы, которые горят уже лет 20 точно.

 Егор, вахтовик:

– Хакасско-Минусинская котловина, в которой, простите за детали, даже пукнуть нельзя, так как этим же будем дышать.

Валентина (ответ из соцсети «ОК»):

– Я считаю, что главный источник – это уголь (причем не высшего качества), которым отапливаются частные дома, а также отсутствие ветров в нашей котловине.

* глас народа.

Просмотров: 2125
Загрузка...

Комментарии

Уважаемые пользователи!

Просим ознакомиться с правилами комментирования на сайте «Шанс. Регион»:

  1. Редакция «Шанс. Регион» не несет ответственности за содержание и смысл комментариев, оставленных пользователями. Но!
  2. Не допускаются комментарии, содержащие призывы к свержению власти, вражде по национальному признаку и другим проявлениям экстремизма.
  3. Не допускаются взаимные оскорбления в беседе пользователей с использованием нецензурной брани.
  4. Не допускаются материалы и ссылки коммерческого характера, не согласованные с коммерческим отделом «Шанс. Регион».
  5. На сайте действует премодерация: оставленный вами комментарий проверяет администратор. Если ваш комментарий не появился на сайте, значит — вы нарушили правила. 

Дополнительные вопросы можно задать, позвонив в редакцию по тел. 8(3902) 344-344 или пишите на электронную почту: gazetabox@gmail.com

Комментарии Cackle