Вторник, 18 декабря 2018 14:46

«Нечто тяжелое и непонятное». Что происходило с минусинскими гимназистами в 1914 году?

Автор
«Нечто тяжелое и непонятное». Что происходило с минусинскими гимназистами в 1914 году?

Сотрудники красноярской краевой научной библиотеки в процессе работы с газетой «Минусинский край» за 1914 год обратили внимание на частые публикации о смерти гимназистов.

– Страшные цифры. В отчетах министерства народного просвещения о школьных самоубийствах сообщается, что число их прогрессирует с каждым годом. Приводятся весьма красноречивые цифры. Так, в 1906 году школьных самоубийств зарегистрировано 88, а в 1913-м – 251… Причины самоубийств в большинстве случаев школьного характера, – сообщается в одной из заметок (историческая орфография не соблюдена из-за того, что некоторых букв в современном алфавите нет).

Специалист краевой библиотеки Анна Богаева заинтересовалась этим вопросом, а также решила выяснить, что за причины «школьного характера» вынуждали учащихся сводить счеты с жизнью. В этом же номере газеты она обнаружила статью, написанную неким С. Минусинским, «Нечто весьма тяжелое», которая проливала свет на многие вопросы.

– В систему воспитания местного юношества, с учреждением в Минусинске двух новых среднеучебных заведений, реального училища и учительской семинарии, внедрилось нечто тяжелое и непонятное. Такое, о чем нельзя молчать, потому что систематически уродуется самая большая ценность общества – его дети, – приводит она цитату из публикации.

Сегодня это кажется диким, но тогда учащихся называли «питомцами», за каждым их шагом в буквальном смысле следили педагоги.

– Учительскую семинарию некоторые называют уже не иначе, как застенком, в котором питомцы ежеминутно выслеживаются, подкарауливаются и накрываются, чтобы затем учинить над ними расправу, то есть выбросить вон. А ведь срок деятельности этого учебного заведения исчисляется только полугодием.

Как заметила исследователь, существовавшая система образования породила новый тип учителя – «наставника». В учительской семинарии каждый «питомец» обязывался не выходить из дому после пяти часов вечера, а также обязывался вести дневник собственного поведения и записывать в него все свои действия.

– …Во сколько часов и минут, куда и зачем пошел, где был и что там делал и во сколько часов и минут он вернулся домой. А так называемый «классный наставник» после установленных для отлучек из дому часов внезапно являлся в квартиру и устанавливал, за каким занятием, в каком обществе он заставал ученика. «Наставник» старался выбирать часы для внезапного посещения попозже, в 10-11 часов, а нередко и позднее – в 12 часов и в 1 час ночи – и если заставал ученика в постели спящим, будил его и верхним чутьем старался уловить, не пьян ли его «питомец», не пахнет ли от него водкой. Он, этот «наставник», вел опрос хозяев, прислуги, посторонних людей о том, как живет, что делает, где бывает его питомец или кто к нему приходит и т.п… И жертва такого педагогического усердия должна приспособлять свою жизнь к такому режиму, должна сочинять свой дневник, отмечать часы и минуты отлучек «ко всенощной», «в магазин за книгой или тетрадью» и т.п. А педагог, удовлетворенный этим лганьем, отмечает в особой тетради, которую каждый ученик также обязан иметь наготове, что он застал такого-то «за занятиями», «за приготовлением уроков» или «спящим».

Примечательно то, что отлучка ученика, даже с родителями или по их поручению, а также неведение дневника (даже в каникулы) приводили к замечанию, уменьшению отметки, к лишению стипендии и даже исключению из семинарии (за полгода существования было исключено шесть человек).

– В ночное время такими посещениями будить и тревожить родителей, родственников и квартирохозяев ученика, заставляя раздетых вскакивать с постелей; производить форменные обыски в сундуках, под матрасами, на полках и прочее, с торжествующим видом набрасываясь на замеченную на окне бутылку, хотя бы в ней был керосин.

Естественно, такие обыски омрачали жизнь учащихся. Причем следили за ними не только дома, но и на улице. Доходило до абсурда: воспитанника могли наказать за то, что он заговорил с приятелем на улице или прогулялся с девушкой.

– Отметим характерную подробность. Из числа всех учеников учительской семинарии, кажется, не осталось ни одного, которого бы «наставник» не заставил переменить квартиру. От одного ученика, жившего со старухой матерью, он также потребовал уйти от нее на другую квартиру, хотя мать могла существовать только на получаемую сыном 15-рублевую стипендию… На улицах ученика преследуют за то, что он не так держит руки; за то, что он, выходя из церкви, вступает в разговор с встретившимся знакомым и тем нарушает свое молитвенное настроение; за то, что он употребляет дешевые духи, от которых скверно пахнет; за то, что гуляет по улицам с гимназистками…

Однако данные «санкции» касались не всех.

– Не нужно забывать, что все этого рода эксперименты и воздействия производятся исключительно над крестьянскими детьми, окончившими приходские школы в своих деревнях; над бедняками, отличавшимися хорошим поведением и прилежанием; над юношами в возрасте 16-19 лет.

Автор публикации отмечал, что, несмотря на такой контроль, имелись «грешки» и у «наставников», которые не очень хорошо разъясняли свои предметы:

– Вот почему существует в Минусинске такой громадный спрос на репетиторов, составляющих большой накладной расход для родителей учащихся, – объяснял Минусинский.

Исследователь изучила и следующие номера газеты «Минусинский край» и обнаружила другую статью про новый тип педагога, систему образования и о состояниях учеников.

– В ней говорится о том, что значительная часть молодежи не выдерживает такого режима, около 12% выбывает ежегодно, не окончив курса. Наиболее чуткие идут на самоубийство. А «инертное и безвольное общество не в состоянии ничего сделать для своих детей», – пишет Богаева.

В доказательство она прикрепила фотографию абзаца со следующим текстом:

– Малейшая шалость, мелкий проступок, позабыл ученик принести тетрадь, надеть пояс и пр., наказывается высылкой из класса или единицей и двойкой за знание, за внимание, за поведение. Разумеется, чистая высылка из класса на весь урок, пропуск его, отражается дурно на самом усвоении. Но такова система «обучения». Что же мы имеем в результате? Озлобление детей, привычку лгать и обманывать, ненависть к учению и преподавателям и стремление пользоваться именно тем, что запрещается. Вместе с отвращением к науке и ученью при этом вытравляются из сердца радость жизни, детские и юношеские грезы, и «катится вымученная, горючая слеза обиженной, грубо оскорбленной души...». Но это уже такая жертва, потеря такой огромной ценности, отстоять которую обществу во что бы то ни стало необходимо.

Просмотров: 3009

Комментарии

Уважаемые пользователи!

Просим ознакомиться с правилами комментирования на сайте «Шанс. Регион»:

  1. Редакция «Шанс. Регион» не несет ответственности за содержание и смысл комментариев, оставленных пользователями. Но!
  2. Не допускаются комментарии, содержащие призывы к свержению власти, вражде по национальному признаку и другим проявлениям экстремизма.
  3. Не допускаются взаимные оскорбления в беседе пользователей с использованием нецензурной брани.
  4. Не допускаются материалы и ссылки коммерческого характера, не согласованные с коммерческим отделом «Шанс. Регион».
  5. На сайте действует премодерация: оставленный вами комментарий проверяет администратор. Если ваш комментарий не появился на сайте, значит — вы нарушили правила. 

Дополнительные вопросы можно задать, позвонив в редакцию по тел. 8(3902) 344-344 или пишите на электронную почту: shansrh@ya.ru

Комментарии Cackle