Суббота, 15 мая 2021 11:14

Анестезиолог-реаниматолог больницы Хакасии – об ответственности, работе в отделении и санавиации

Автор
Анестезиолог-реаниматолог больницы Хакасии – об ответственности, работе в отделении и санавиации
Стоп-кадр видео

Минздрав Хакасии записал подкаст выпуска «Время врачей» с анестезиологом-реаниматологом республиканской больницы им. Г. Я. Ремишевской Полиной Козедубовой. Публикуем главное.

Досье «ШАНСА»:

Полина Вячеславовна родилась в Абакане. В 2015 году окончила КрасГМУ. В 2017 году с отличием – ординатуру в КрасГМУ по специальности «Анестезиология и реанимация».

С 2018 года входит в число докторов, которые работают в санитарной авиации Хакасии.

– Почему именно эта специальность?

– Как любой уважающий себя студент при поступлении мечтала стать хирургом. Кто не мечтает стать хирургом? Большая часть поступающих в институт – точно. На протяжении четырех лет были дежурства в разных больницах города, занятия в научном студенческом обществе по хирургии. Я понимала, что, окончив университет, пойду в интернатуру или ординатуру по хирургии. Но настал пятый курс, и я стала обращать внимание на то, что неотъемлемой частью операционной бригады являются не только хирург, операционная медсестра, но и анестезиологи (…). Обращая внимание на то, как доктор руководит процессом, как себя ведет в критическом состоянии, как нормализует состояние пациента, как проводит послеоперационное лечение в реанимации, анестезиология и реанимация меня захватили (…). У меня стаж чуть больше трех лет. О выбранной специальности не пожалела ни разу.

– Анестезиологи-реаниматологи входят в группу риска по алкоголизму, так как это тяжелая специальность, предполагающая сильное моральное истощение. Как удается с этим справляться?

– Полноценный отдых после работы. Для меня работа – всплеск адреналина, это уже на уровне, сравнимом с хобби. Мне она приносит только удовлетворение. Да, ситуации бывают всякие: и тяжелые пациенты, и летальные исходы (…). Но, приходя домой, отрекаясь от этого всего, отдыхая и возвращаясь вновь на работу, понимаешь, что все равно положительных и приятных моментов (в том числе в выздоровлении пациентов, прошедших реанимацию) больше. Это самая большая мотивация.

– Почему не осталась в Красноярске?

– Проработав в разных больницах во время ординатуры, могу твердо заявить, что у республиканской больницы очень хорошая база с очень хорошим лекарственным обеспечением и с техническим оснащением. Она не уступает большей части больниц Красноярска.

– Что для тебя санавиация?

– Это бессонные ночи. Нас довольно большое количество молодых докторов, которые неделю (с утра понедельника до утра понедельника) каждого месяца заняты в санавиации. На этот период мы отстраняемся от работы в стационаре, мы находимся дома, но постоянно на телефоне. Любой вызов, который поступает в санавиацию с районов о транспортировке пациентов; либо о консультации специалистов, которые нужны (в некоторых районах некоторых врачебных специальностей просто нет), и нас задействуют. Мы приезжаем на место, оцениваем тяжесть, если нужно – оказываем помощь. Например, часто поступают заявки на установку подключичных катетеров – это центральные венозные катетеры для инфузий, когда не могут поставить катетер периферический. Раньше оказывали анестезиологическую помощь, но в последние два года штат укомплектовали, и теперь в районах есть свои анестезиологи. Если кратко: тебе позвонили, сообщили данные о пациенте, тяжести его состояния, с каким диагнозом находится и что хотят – транспортировку или консультацию. В таком случае приезжает машина и доставляет либо на место, либо к вертолету. Совершенно нет никаких градаций времени, позвонить могут в любое время. Ты можешь съездить в Красноярск, отдохнуть час и поехать еще куда-нибудь в район.

– Сколько раз в год летаешь на вертолете?

– На вертолете я не летаю. У нас разделение: есть доктора, которые летают, а есть, которые ездят на машине. Я – только на машине. В районы приходится ездить каждый день по несколько раз. Бывали случаи, когда в то же отдаленное Копьево мы ездили два раза подряд за день. Да, приходится порой на полпути разворачиваться и ехать к другому пациенту. В этом и заключается тяжесть этой недели, что после вызовов отдыха не дается. Если, конечно, нет вызовов, то ты полдня можешь отдохнуть и даже день. Но такое бывает очень редко. В основном – пару часов либо отдыхаем по дороге в машине. Водители работают по сменам.

Были мысли бросить санавиацию?

– Да, тяжеловато, действительно. Очень большая нагрузка. Семью никто не отменял.

– У тебя имеется благодарность президента РФ за вклад в борьбу с COVID-19.

– В конце апреля прошлого года мы с коллегами были командированы в черногорскую межрайонную больницу, когда только все начиналось. Нам пришлось столкнуться с лечением самой тяжелой категории пациентов. Было страшно, морально очень тяжело. Пациенты поступали тяжелые и их было много. К большому нашему сожалению, спасти удалось не всех, но все равно выздоровевших было в разы больше.

Просмотров: 577
Загрузка...

Комментарии

Уважаемые пользователи!

Просим ознакомиться с правилами комментирования на сайте «Шанс. Регион»:

  1. Редакция «Шанс. Регион» не несет ответственности за содержание и смысл комментариев, оставленных пользователями. Но!
  2. Не допускаются комментарии, содержащие призывы к свержению власти, вражде по национальному признаку и другим проявлениям экстремизма.
  3. Не допускаются взаимные оскорбления в беседе пользователей с использованием нецензурной брани.
  4. Не допускаются материалы и ссылки коммерческого характера, не согласованные с коммерческим отделом «Шанс. Регион».
  5. На сайте действует премодерация: оставленный вами комментарий проверяет администратор. Если ваш комментарий не появился на сайте, значит — вы нарушили правила. 

Дополнительные вопросы можно задать, позвонив в редакцию по тел. 8(3902) 344-344 или пишите на электронную почту: shansrh@ya.ru

Комментарии Cackle