Пятница, 08 октября 2021 10:45

Хакасия – родина «гуннских дворцов». Новая гипотеза о владельце Абаканского особняка

Автор
Хакасия – родина «гуннских дворцов». Новая гипотеза о владельце Абаканского особняка
Здание китайской архитектуры в селе Чапаево близ Абакана. Реконструкция архитектора Г.Б. Щукина.

Статья из архива №17 (987) 29 апреля – 5 мая 2010 г.

Летом 1940 года при прокладке шоссе из Абакана в Аскиз на окраине колхоза «Сила» (ныне – село Чапаево) недалеко от берега реки Ташеба рабочие срезали край невысокого холма, в котором обнаружили множество обломков глиняной кровельной черепицы. О находках сообщили ученым, после чего были организованы спасательные раскопки.

Необычное сооружение

В итоге оказалось, что в древности на этом месте стояло довольно значительное и необычное сооружение, общая площадь которого изначально составляла 1500 кв. метров.

Состояло оно из 20 комнат и одного просторного зала (132 кв. метра). Центральный вход был расположен с южной стороны, все комнаты сообщались между собой отдельными дверьми, причем из большого зала в боковые комнаты вело целых семь выходов. Двери зала украшали массивные бронзовые ручки – «маскароны», изображавшие оскаленных усатых и рогатых «гоблинов» в короне. Подвижные кольца, за которые открывались двери, были вставлены в их горбатые носы. Пол и стены древнего здания были глинобитные (толщина последних – 2,2 метра). Отопительная система располагалась под полом. Крышу сооружения покрывали тысячи массивных глиняных черепиц.

Вокруг развалин сооружения археологи обнаружили остатки глинобитной ограды с башнями от въездных ворот. Ученые также выяснили, что найденное сооружение было центральной усадьбой, располагавшейся в центре огромного – общей площадью в несколько гектар – поселения, застроенного преимущественно деревянными, срубными постройками (подобно изображенным на известной позднетагарской Боярской писанице, находящейся в Боградском районе Хакасии).

В отличие от последних, центральная усадьба была построена по принципам китайской архитектуры. Именно этот факт и стал наиболее интересен для науки. Когда именно появилось и когда прекратило свое существование ташебинское поселение, ученые так и не выяснили. Раскапывать его целиком у археологов не было ни сил, ни средств, ни времени (достаточно сказать, что раскопки шли в 1941-м и с 1945 по 1946 годы, с перерывом на войну). Установили только, что когда оно пришло в запустение и китайская усадьба начала разрушаться, то сначала обвалилась ее крыша, затем пришел и черед глиняных стен. Позже на образовавшемся холме совершались жертвоприношения и тризны, после которых на месте бывшего китайского дома остались лошадиные головы. О том, что когда-то здесь кипела жизнь, люди уже, скорее всего, не помнили. Затем холм стал использоваться под кладбище. Более тщательное исследование загадочного древнего города археологи отложили на лучшие времена. Впрочем, они, увы, так и не наступили.

Чей особняк?

Чуть позднее ученым стало очевидно, что обнаруженное в Чапаево здание построено китайскими мастерами именно для китайцев.

Но что здесь делали китайцы, и когда это было? Особое значение для ответа на этот непростой вопрос, а заодно и определение времени существования странного здания, имели обнаруженные археологами торцовые диски желобчатой черепицы, закреплявшиеся на концах стропил по краю его массивной крыши. На глиняные диски были нанесены китайские надписи эпохи Ханьской династии (III век до н.э. – III век н.э). Расшифровка нанесенных на них иероглифов вместо того, чтобы раз и навсегда ответить на поставленные историей вопросы, лишь породила среди отечественных ученых не прекращающуюся до сего дня дискуссию.

По мнению, высказанному в 50-х годах прошлого столетия С.В. Киселевым, обнаруженное на Среднем Енисее строение относится к I веку до н.э. и принадлежит ханьскому полководцу Ли Лину, плененному хуннами в 99 году до н.э. и якобы назначенному хуннским шаньюем (князем) руководить «гяньгунями» – кыргызами.
Гипотеза была основана на переводе китайской надписи-благопожелания с кровельных дисков с ташебинской усадьбы, выполненном советским ученым
В.М. Алексеевым: «Сыну неба 10000 лет мира и 1000 осеней радости без горя», – где титул «тянь цзы» («сын неба») Киселев ошибочно отождествил с хуннским шаньюем. Подобные представления, правда, совпадали с давним желанием сибирских исследователей использовать китайские источники, «подтянув» их к

истории Минусинского края. Миф о дворце Ли Лина это действительно обосновывал, поэтому его поддержал и Л.Р. Кызласов, также предположивший, что обнаруженное в Чапаево здание – не что иное, как «дворец хуннского наместника» на Енисее, где тот пристально приглядывал за порядком и неизбежным смешением пришлых гяньгуней с местным населением – динлинами.

Так, в 1976 году ученые С.И. Вайнштейн и М.В. Крюков выдвинули свою гипотезу о принадлежности ташебинского «дворца» хуннской «принцессе» Имо, матерью которой была китаянка.

А в 1999 году археолог Э.Б. Вадецкая выдвинула очередную гипотезу, согласно которой загадочное строение с прилегающим к нему укрепленным поселением является китайской «колонией» I века н.э. 

Долгое время самым здравым предположением в плане доказательств считалась версия А.А. Ковалева, изложенная им в статье «Китайский император на Енисее?». В ней ученый дает точный перевод надписей на глиняных дисках: «Сыну неба тысячи осеней десятки тысяч лет, вечной радости без горя», – и, ссылаясь на современные данные о ханьской черепице китайских авторов, однозначно датирует ташебинское здание I веком н.э. (точнее, 9-23 года н.э.).

– Естественно, – писал Ковалев в своей статье, – не может быть и речи об использовании в нашей современной науке перевода надписи на ташебинской черепице, выполненного академиком В.М. Алексеевым. Этот перевод был основан на домысле.

Ковалев отметает принадлежность ташебинского «дворца» хуннскому князю, так как в 2006 году китайскими археологами были опубликованы черепичные диски, происходящие из дворца, построенного в 52 году до н.э. ханьскими властями для шаньюя Хуханье, и несущие титулатуру «шаньюй». При этом сами китайские исследователи признают, что иероглифы «тянь цзы» не встречены более нигде – ни на одном черепичном диске, кроме ташебинских. В чем же причина уникального появления этого императорского титула на черепице из далекой Сибири?

Следует учесть, что ханьские благопожелания в первую очередь обращены на хозяина постройки (вещи), – сообщал Ковалев. – Стремление во что бы то ни стало впихнуть императорский титул на черепичный диск может поэтому быть истолковано как желание подчеркнуть, что хозяином строения является именно император Китая. И в начале I века нашей эры был такой император Китая, который вполне мог жить в ташебинском «дворце»…

Степан Сергеев

_______________________

А вы об этом знали?

Весной 2010 года глава Хакасии Виктор Зимин на одной из пресс-конференций дал понять, что у республиканской власти есть желание этот самый «дворец» «реконструировать». Тогда даже называли цену – 232 млн бюджетных рублей.

Кстати, эта идея долгие годы не покидала председателя Совета старейшин родов хакасского народа Владислава Торосова. «Протолкнуть» свою идею он активно пытался в 2007 году, накануне празднования 300-летия вхождения Хакасии в состав России. Тогда его строительный энтузиазм оценивался в 140 млн рублей. В республиканской казне таких средств не оказалось, поэтому деньги попросили у федеральных властей. Но те не дали. Ни копейки.

Вы, наверное, сейчас спросите: «А что вообще собирались реконструировать?».

Вопрос хороший, потому что от ташебинского дома ничего не осталось в буквальном смысле. Ни фундамента. Ни черепицы. Первый был уничтожен, когда в 50-60-х годах прошлого века на его месте воздвигли животноводческую ферму.

Вторая, когда в те же годы партийные самодуры распорядились выложить ею площадь у здания Абаканского горкома. Десятки тонн уникальных древнекитайских глиняных черепиц, некогда составлявших кровлю ташебинского «дворца», элементарно закатаны под асфальт. Спасти удалось считанные единицы, попавшие в фонды абаканского, минусинского и красноярского музеев. Это во-первых.

Во-вторых, место в селе Чапаево, где производились раскопки, в настоящее время полностью застроено дорогими коттеджами. Таким образом, проведение массовых раскопок (по аналогии с раскопками на средневековой уйгурской крепости Пор-Бажин в Туве) на месте древнего поселения теперь совершенно невозможно.

_____________________________________

Новая гипотеза о владельце Абаканского дворца

Выдержка из статьи Юрия Есина 2021 года*.

– Хозяином Абаканского дворца являлся Чжичжи шаньюй. Он единственный вероятный обладатель титула Сын Неба, о котором есть прямые сведения, что в 40-е гг. до н.э. он создал резиденцию на северо-западной окраине империи хунну в землях Цзянькунь (кыргызов). Географическая локализация Цзянькунь лучше всего соответствует Минусинской котловине – основной территории, которую государство Кыргыз занимало и в последующие века вплоть до начала XVIII в. Появление титула Сын Неба на черепице Абаканского дворца находит соответствие в вывешивании знамен Сына Неба на стенах резиденции Чжичжи в землях Канцзюй в 30-е гг. до н.э. Наряду с использованием приемов престижной дворцовой архитектуры Хань для Чжичжи это было способом продемонстрировать и символически утвердить свой высокий статус верховного правителя.

Кто такой Чжичжи шаньюй?
– Сопоставление приведенных выводов о хронологии титула Сына Неба у хунну и об особенностях черепицы Абаканского дворца со сведениями китайских исторических хроник о событиях на востоке степного пояса в эпоху Хань позволяет предложить новую гипотезу о вероятном владельце дворца. Этим критериям максимально полно соответствует шаньюй хунну Чжичжи: он правил в конце Западной Хань; был знаком с китайскими традициями и культурой, использовал китайскую письменность для переписки; сохранял независимость от Хань и противостоял ей, поэтому мог использовать титул, аналогичный императорскому; еще важнее, что китайские хроники зафиксировали создание им в 40-е гг. до н.э. резиденции на северо-западе империи хунну во владении Цзянькунь, а анализ сведений о географии этого владения указывает на его локализацию в Минусинской котловине. Сама ставка использовалась Чжичжи непродолжительное время (около 42 г. до н.э. или чуть позже он покинул эту резиденцию и создал новую на юго-восточной окраине Канцзюй), что соответствует недостроенным стенам городища на реке Абакан.

Создание этой удаленной резиденции связано с желанием Чжичжи обезопасить ее от внезапного нападения войск своего брата и соперника Хуханье, признавшего себя вассалом Хань. Для усиления своих войск Чжичжи решил покорить переставшие подчиняться хунну народы на западе и севере степной империи. Началом военной кампании стал его поход около 49 г. до н.э. на запад против Усунь, которые, однако, не подчинились и выслали войско навстречу Чжичжи...

*Статья опубликована в сборнике «Древние культуры Монголии, Южной Сибири и Северного Китая» (материалы XI Международной научной конференции 8-11 сентября 2021 года, Абакан).

Просмотров: 652
Загрузка...

Комментарии

Уважаемые пользователи!

Просим ознакомиться с правилами комментирования на сайте «Шанс. Регион»:

  1. Редакция «Шанс. Регион» не несет ответственности за содержание и смысл комментариев, оставленных пользователями. Но!
  2. Не допускаются комментарии, содержащие призывы к свержению власти, вражде по национальному признаку и другим проявлениям экстремизма.
  3. Не допускаются взаимные оскорбления в беседе пользователей с использованием нецензурной брани.
  4. Не допускаются материалы и ссылки коммерческого характера, не согласованные с коммерческим отделом «Шанс. Регион».
  5. На сайте действует премодерация: оставленный вами комментарий проверяет администратор. Если ваш комментарий не появился на сайте, значит — вы нарушили правила. 

Дополнительные вопросы можно задать, позвонив в редакцию по тел. 8(3902) 344-344 или пишите на электронную почту: shansrh@ya.ru

Комментарии Cackle