Среда, 20 февраля 2019 13:30

Ирбис Шредингера: как в Красноярском крае пытаются восстановить популяцию снежного барса

Автор
Ирбис Шредингера: как в Красноярском крае пытаются восстановить популяцию снежного барса
Фото с сайта programmes.putin.kremlin.ru

Или хотят заработать?

Если не вдаваться в тонкости эксперимента с «котом Шредингера», а представить, что заповедник является замкнутой системой, в которой кот одновременно может быть, как жив, так и мертв. И, если систему раскрыть, то можно узнать правду, тогда история защиты снежного барса (ирбиса) есть не что иное, как удачная интерпретация этого же эксперимента в современных условиях.

По ком зазвонил колокол?

31 января 2019 года минприроды России (МПР) распространило тревожное сообщение о том, что в Саяно-Шушенском (далее – СШ) заповеднике остался всего один самец снежного барса (находится под угрозой исчезновения, занесен в Красную книгу РФ, охота запрещена). Ведомство винило браконьеров, которые ставят петли на кабаргу, вследствие чего в эти же ловушки попадается ирбис. Зверь ходит теми же тропами, что и кабарга.

Была в том сообщении хоть и маленькая, но существенная оговорка, что «границы Саяно-Шушенского заповедника проходят таким образом, что индивидуальные участки обитания снежного барса выходят за пределы заповедника».

Вероятно, понимать ее следует так: ирбис – кошка, гуляющая сама по себе, а стало быть, если загуляла на сторону, вышла из заповедника, там ее уже никак защитить нельзя. А значит, и ответственность как бы с заповедника снимается. Все, что за пределами особо охраняемой природной территории, госинспекторы уже не контролируют.

Да и тот факт, что все зафиксированные фотоловушками барсы пострадали от браконьерской петли, тоже сомнителен.

Это не установлено, – рассказала замдиректора по экопросвещению заповедника Альбина Скляр в разговоре с «Шансом». – Миграционный коридор барса достаточно широк. Но браконьерская угроза действительно существена.

За незаконную добычу краснокнижных предусмотрена уголовная ответственность – до трех лет лишения свободы и серьезные штрафы – до миллиона рублей.

Если ирбисы гибнут от рук браконьеров, то общественность хотела бы получить огласку этих преступлений. Согласны?

Первый снимок барса с фоторегистраторов был получен в СШ заповеднике в 2008 году.

В вышедшем в 2013 году альбоме «Дикие кошки Южной Сибири» говорится: «Группировка снежного барса, постоянно обитающая на территории заповедника «Саяно-Шушенский», насчитывает 8-9 особей. Это те ирбисы, которые выявлены и зарегистрированы с помощью автоматических фотокамер».

В 2017 году директор заповедника Геннадий Киселев в интервью рассказал, что ирбисов на территории насчитали 15 особей. Как позже выяснилось, это данные за 10 лет исследований начиная с 2007 года, когда в заповеднике начали использовать фотоловушки. На каждого зверя заводили индивидуальный паспорт. У барсов уникальный рисунок на шкуре из пятен и розеток, его можно читать как отпечатки пальцев у человека.

Анонимный источник озвучил «Шансу» такую версию сокращения численности ирбиса:

В петле погибла самка, и самцы сразу разошлись, которые вокруг нее держались. Это особенности биологии ирбиса – нет самки, нет группировки.

На этот факт намекнуло и МПР, когда написало, что самки живут на том же месте, где и родились, следовательно, не стоит ждать, когда в СШ добровольно заглянет «чужестранка». А значит, «наступила острая необходимость в выпуске привезенных животных».

Заговорили, что самок ирбиса завезут из Таджикистана. Надо же как-то пополнять генофонд краснокнижных. А сделать это с помощью оставшегося единственного самца невозможно.

Священная корова

По большому счету, снежный барс на территории СШ заповедника – это такая же священная корова, как и Агафья Лыкова для заповедника «Хакасский». Сотрудникам этих учреждений стоило бы молиться на отшельницу и редких кошек.

Формула успеха проста – исчезнет ирбис, исчезнут и деньги, выделяемые на его защиту.

Большинство жителей Хакасии, да и края, наверняка до сих пор не знают о существовании природоохранных организаций. Найдутся единицы, кто вам сразу ответит, чем они вообще занимаются. Читатель узнает о заповеднике лишь в исключительных случаях – когда заболела Агафья, например, и когда исчезающий вид начинает спасать президент. В остальном же фестивали и акции, о которых с завидным упрямством рапортуют отделы экологического просвещения во всех заповедниках страны, остаются у россиян незамеченными.

Но для самих заповедников экологические фестивали, посвященные тому же барсу, конкурсы рисунков – это плюсик в карму организации, которой есть чем отчитаться перед МПР.

С другой стороны, все понимают, что охранять редкого зверя – огромная ответственность, которая требует больших финансовых усилий. На что такое бюджетное учреждение, как заповедник, не всегда способно.

Тогда на помощь приходят фонды, гранты и покровители.

Так, в 2012 году СШ заповедник и Русское географическое общество (РГО) подписали договор по изучению диких кошек Южной Сибири – рыси, ирбиса и манула. Сумма составила 5,5 миллиона рублей. К 2013 году проект планировалось закончить.

Между тем, «Пятый канал» (информационный партнер проекта) в репортаже 2012 года рассказал, что «на спасение барсов и других редких кошек в год тратят около 20 миллионов рублей». Спонсорские деньги идут на покупку научного оборудования, организацию экспедиций и помощь администрации заповедника, которой «катастрофически» не хватает бюджетных средств.

Ну, то есть где барс, там и деньги, вы понимаете.

На сегодня ирбиса на востоке России и на приграничных территориях Монголии изучают сотрудники Института проблем экологии и эволюции РАН им. Северцова. Проект по защите барса находится под патронажем самого президента.

Также глава государства взял под свое крыло программы по защите белого медведя, амурского тигра, белухи и дальневосточного леопарда.

Стремительный, сильный, своенравный

Так описывают хищника авторы книги «Снежный барс. По следам таинственного зверя». Фотоальбом с комментариями ученых, снимками с фотоловушек выпустил Национальный фонд «Страна заповедная» при поддержке официального опекуна снежного барса в 2012 году – компании En+ Group, управляющей активами в сфере энергетики, цветной металлургии и горнорудной промышленности. Президентом компании до 2017 года являлся Олег Дерипаска.

Фонд «Страна заповедная» при непосредственной финансовой помощи En+ Group реализовывал с 2007 года самые громкие свои проекты – «Мониторинг биологического разнообразия», «Дикие кошки Южной Сибири» и, конечно, программу «Ирбис – снежный барс».

Фондом руководит Ирина Санникова, она же замдиректора по развитию СШ заповедника и, вы не поверите, она же замдиректора по развитию заповедника «Хакасский». Как сейчас говорят в интернете, а что так можно было? Также Санникова возглавляет региональное отделение РГО, а в прошлом году получила от президента России звание заслуженного эколога РФ.

В природоохранных кругах Ирину Валерьевну знают как активную защитницу снежного барса и сторонницу Владимира Путина.

В России насчитывается 70-90 особей ирбиса, говорится в дорогом книжном издании. Пожалуй, самый знаменитый барс за всю историю изучения этого редкого вида в нашей стране – Монгол.

С апреля 2011 года хищник находился под личным контролем президента России Владимира Путина (на тот момент он был главой правительства).

«Монголу было 10, когда его поймали. Той весной барс переживал не самые лучшие времена: на морде и плечах его краснели воспаленные раны, шею избороздил шрам от браконьерской петли, – говорится все в том же стильном альбоме. – Монгола выпустили на волю, но не из виду. О его передвижениях ученые узнавали по сигналам спутникового ошейника».

Кстати, вес ошейника – 600 г. В скором времени Монгол его повредил, как сказано в книге, «преодолевая скалистые ручьи».

Как это уже бывало со многими животными, попавшими в поле зрения президента, о Монголе тогда писали многие федеральные СМИ. Появлялись редкие сообщения о том, что самец с бесполезным болтающимся на шее ошейником кочует с места на место. А потом все затихло.

На сегодня о Монголе, который помог в пиаре Владимиру Путину, ничего неизвестно.

На данный момент о судьбе Монгола информации нет. На момент его обнаружения, а именно в 2008 году, возраст зверя составлял 13-14 лет. Возможно, особь погибла по естественным причинам – в силу возраста, – рассказала замдиректора по науке СШ заповедника Елена Шикалова.

Так сколько все-таки лет было Монголу, когда он прославил свою территорию? Как видно, есть расхождения в показаниях источников. Да и важно ли это теперь, когда в заповедник готовы запустить свежих снежных барсов? Или они уже вовсю осваивают новую землю?

«Пожалуйста, потерпите»

Утро понедельника. Пишу в «Инстаграм» и «Фейсбук» СШ заповедника, чтобы подтвердить информацию о том, что две самки барса уже находятся на его территории. На сообщения никто не отвечает. Звоню двум директорам по науке и экопросу, никто не берет трубку. И только ближе к обеду на мой вопрос: «Могут ли в заповеднике подтвердить, что самок уже завезли, уточнить количество и откуда они?» – получаю ответ:

Ваш вопрос по барсам понятен, но так как этот проект не единолично наш, то пока что комментариев мы не даем по этому вопросу. Будет подготовлена официальная информация на федеральном уровне, и тогда ее уже можно будет использовать в работе. Пожалуйста, потерпите.

С одной стороны, сотрудников заповедника можно понять – они перестраховываются. За то, что на вашей территории хозяйничают браконьеры, ставят петли, давят кабаргу, вас никто наверху по головке не погладит. Все релизы по поимке браконьеров и причиненному ущербу тщательно согласовываются не только с дирекцией, но и на федеральном уровне. А здесь речь идет об исчезающей кошке, которой раз-два и обчелся в наших краях. Спрашивать будут строго.

С другой стороны, читатель вправе задать вполне логичные вопросы руководству заповедника в духе: «Что они делали, раз допустили такое?», «А не халатность ли это, когда редкое животное легко достать браконьерам?» или «На что идут бюджетные деньги, выделяемые заповеднику?»

Поэтому на месте заповедника не стоило бы отмалчиваться, а дать хотя бы какой-то комментарий после того, как МПР заявило о необходимости восстановления популяции ирбиса.

Вы можете хотя бы намекнуть, когда ждать релиз? – спросила я у Альбины Скляр.

Весной этого года, – ответила замдиректора.

В феврале-марте у ирбиса проходит брачный период. Как он пройдет в этом году у единственного самца Ихтиандра, неизвестно. В заповеднике отказываются говорить, есть ли сейчас у него невесты или нет.

Да и вообще, кроме самих сотрудников заповедника никто не может знать, что там на самом деле происходит.

Вместо точки – многоточие

Можно было бы и дальше ждать сообщений от МПР до самой Пасхи и до посинения «пытать» пресс-службу СШ заповедника, если бы не новость на сайте экспедиции по изучению барса. Появилась она задолго до того, как МПР заговорило о завозе в Сибирь барсов из Таджикистана.

Вероятно, таким образом в ведомстве пытались уладить вспыхнувший в конце 2018 года конфликт интересов между научными кругами и заповедником.

17 декабря в Красноярск самолетом из Душанбе (Таджикистан) привезли молодую самку снежного барса. Планируется, что после прохождения карантина ее доставят на территорию Саяно-Шушенского биосферного заповедника к другой самке, которая уже находится там в вольере. После временной передержки их выпустят в дикую природу, – говорится в сообщении.

Однако местная популяция снежного барса в Красноярском крае относится к подвиду Panthera uncia uncia, тогда как привезенные самки принадлежат к другому подвиду Panthera uncia irbis. Ученые опасаются, что чужеродная особь может кардинально «загрязнить» генофонд аборигенной популяции снежного барса. А сама перспектива вселения «чужестранки» на территорию обитания ирбиса нарушает все каноны, принятые Международным союзом охраны природы (МСОП/IUCN) и российским законодательством в этой сфере.

Так все-таки замолчать не получилось?

Похоже, нас ждет прецедент в борьбе за сохранение чистоты биоразнообразия животного мира.

Просмотров: 3783
Загрузка...

Комментарии

Уважаемые пользователи!

Просим ознакомиться с правилами комментирования на сайте «Шанс. Регион»:

  1. Редакция «Шанс. Регион» не несет ответственности за содержание и смысл комментариев, оставленных пользователями. Но!
  2. Не допускаются комментарии, содержащие призывы к свержению власти, вражде по национальному признаку и другим проявлениям экстремизма.
  3. Не допускаются взаимные оскорбления в беседе пользователей с использованием нецензурной брани.
  4. Не допускаются материалы и ссылки коммерческого характера, не согласованные с коммерческим отделом «Шанс. Регион».
  5. На сайте действует премодерация: оставленный вами комментарий проверяет администратор. Если ваш комментарий не появился на сайте, значит — вы нарушили правила. 

Дополнительные вопросы можно задать, позвонив в редакцию по тел. 8(3902) 344-344 или пишите на электронную почту: shansrh@ya.ru

Комментарии Cackle