Пятница, 22 марта 2019 10:39

Жители Хакасии намерены бороться за свои исторические земли до последнего

Автор

В районе аала Шалгинов Бейского района угольная компания разрез «Майрыхский» планирует открывать новое производство по добыче угля.  Местные жители, живущие сельским хозяйством, не хотят такого соседства. Им достаточно того, что в 10 км есть другой разрез – «Аршановский». Из-за проезжающих мимо «аршановских» большегрузов с углем Шалгинов несколько лет живет в облаке пыли. На общественных  слушаниях сельчане проголосовали против разработки месторождения у себя под боком. Но их мнение так при них и осталось. Депутаты, несмотря на протест, дали согласие на перевод земель сельхозназначения в статус промзоны. Люди возмущены тем, что власть «втихаря» решила их судьбу, и намерены отстаивать свои земли. Но как?

От овцеводства к угледобыче

Аал Шалгинов (входит в Куйбышевский сельский совет) – один из самых старых населенных пунктов в Хакасии. Его основал род Шалгиновых, перебравшийся из Аскиза, еще в XIX веке. В годы Великой Отечественной войны из деревни на фронт ушли больше 100 человек, а вернулись только 20. В советское время аал славился совхозом и овцами, но в последние десятилетия население живет исключительно за счет собственного хозяйства: животноводства и заготовки сена в плодородной Койбальской степи. Сегодня в Шалгинове прописано 293 человека, по факту же проживает 152 (данные сельсовета). И вот теперь на подъезде к населенному пункту копают котлованы, тянут трубы. Неподалеку видны тяжелая техника, люди и несколько припаркованных начальственных джипов.

«Мы хуже вот этого»

В будний день в Шалгинове улицы пусты. Если честно, то сначала даже засомневались: удастся встретить хоть одну живую душу? На двери клуба – замок, рядом – закрытый (по виду – очень давно) магазин. Едем по деревне, пока не встречаем двух мужчин и женщину. Поняв, что перед ними журналисты, сельчане, кажется, теряют всякий интерес. Женщина и вовсе хочет уйти, но мужчины останавливают ее:

– Ты же разговорчивая, расскажи.

– А что мы – мы против, – отвечают в голос. – А что нам хорошего с этого разреза?

– А вы поживите здесь и поймете, что дышать нечем. Белье не повесить сушиться. «Аршановский» возит уголь, вся пыль летит на деревню. А будут рядом взрывать – что вообще будет? – возмущается женщина.

– Что-что – дома усаживаться будут, трескаться, – отвечает мужчина.

– Никаких денег, никакой помощи нам не обещают. Вы думаете, что что-то от нас зависит? Мы хуже вот этого, – добавляет женщина и показывает на коровью лепешку.

Большинство жителей Шалгинова уверены: за них уже все решили, и разрез откроют, говорят наши собеседники. Но почему новоизбранный глава Хакасии Валентин Коновалов хранит молчание?

– Почему не вступится за народ, который за него голосовал? – не понимают деревенские.

Действительно – почему?

«Без комментариев»

Пока шалгиновцы со своей бедой один на один.

– Примерно 80% деревни против строительства разреза. Понимаете, людей бесит вот что: когда мы что-то говорим против разреза, это никогда не показывают по телевизору. А вот мнения за разрез или за наше правительство показывают. Люди поэтому и негодуют, – объяснил «Шансу» местный житель, фермер Юрий Боргояков.

Он-то и объяснил: местные жители уже не верят никому. Впрочем, мы чуть раньше убедились в этом сами. Нам рассказали: в селе собирали подписи против строительства разреза, а за информацией о точном количестве подписавшихся отправили в местный довольно-таки странный магазин. Странный – потому что никаких опознавательных знаков (ни вывески, ни часов работы) на помещении нет, более того – торговая точка оказалась расположена во дворе жилого дома.

Внутри магазин оказался вполне обычным. То, что нам в нем не рады, стало понятно в первые же секунды. Сначала продавец попросила служебное удостоверение, но оно ее почему-то не устроило.

– А зачем нам надо говорить вам что-то? Без комментариев, – возмутился стоящий рядом высокий мужчина.

– А почему?

– А потому что! Идите отсюда.

– Ну вы же здесь живете, вам все равно?

– Да, живем, но, мне кажется, нам уже никто не поможет, – сказала продавец и тут же посмотрела на своего собеседника. – «Шанс» – это такая газета, мне кажется, я не знаю… Там объявления, реклама и все.

Да че с ними говорить – очередная желтая пресса, – огрызнулся гражданин.

В это время в магазине появились покупатели. Услышав причину гнева односельчан, один из коренных жителей – Евгений Шалгинов – посоветовал обратиться к старосте, которого выбрали недавно. А от себя заявил, что переезжать из деревни никуда не хочет и что все коренное население однозначно против разреза, который лишит их возможности заниматься сельским хозяйством.

Предложение, от которого трудно отказаться

Неофициальный староста Юрий Боргояков, слова которого мы приводили чуть выше, встретил нас спокойно. Из его дома видно, как грузовики возят уголь с «Аршановского» и как аал застилает облако пыли.

– Около 20% жителей желают подороже продать дом, получить компенсацию и отсюда уехать. Но вся остальная масса никуда уезжать не хочет, и разреза не хочет, потому что деревня живет за счет скота. Мы сейчас потеряем все пастбища, и что нам делать? Вот эту проблему разрез никак не хочет понять. Они говорят: вот мы не сразу же все пастбища займем, ну а мы что одним днем теперь должны жить? – не понимает фермер.

По его словам, если разрез все-таки будет построен, отвалы окружат село почти со всех сторон.

– Всю грязь и пыль будет дуть в деревню. Мы и так тут живем в пыли, как в тумане. Еще один разрез – это чересчур. На слушаниях обещали рабочие места, но у нас нет профессий нужных, они кроме как вакансию чернорабочего ничего не могут предложить. Возможно, будет обучение, но многие жители уже предпенсионного возраста. Кто-то вообще не хочет работать – скот держит. А те, кто помоложе, их совсем здесь мало. Люди очень сильно запомнили историю с Аршаново. Почти всех здесь раздражает то, что согласие угольщики хотят получить на халяву. Люди понимают, что они каждый год тут будут добывать сотни миллионов, а мы должны пылью, грязью дышать и при этом ничего не иметь. Пока даже уголь населению не обещают. Видно, что с людьми по отдельности пытаются договориться.

– Делали вам предложение, от которого трудно отказаться? – спрашиваем.

– Нет, и это еще сильнее раздражает, потому что хотят просто на халяву, – подчеркивает Юрий.

А вот жители соседней деревни Куйбышево, по его словам, наоборот, заинтересованы в появлении угольного предприятия, поскольку появятся рабочие места. Но шалгиновцы все равно против – им есть что терять.

– У нас тут и выпаса, и покосы. Мы по всему Бейскому району сено продаем. Многие только за счет этого и живут. Если на выпасах начнут добывать уголь, скот придется пасти на покосах. А это значит, что сена не будет. У нас война между собой начнется, так уже было, – подытожил фермер.

Кладбище трогать не будут?

Глава Куйбышевского сельсовета Леонид Чаптыков о возможном появлении угольного разреза на подшефной территории говорит примерно так же, как в 2012 году губернатор Хакасии Виктор Зимин о разрезе «Аршановский».

– Я не подпишу соглашение, пока не будет тех условий, которые выгодны республике и жителям Аршаново, – говорил тогда Зимин.

– Мнения большинства жителей будем придерживаться, – говорит сейчас Леонид Чаптыков.

Спрашиваем главу:

– А разрез-то «Майрыхский» что предлагает муниципалитету за «неудобства», чем компенсировать собирается?

– Выделится 30 млн рублей на три года и разделится между Кирбинским, Куйбышевским сельсоветами и Бейским районом. Предусмотрено строительство соцобъектов в каждом населенном пункте – клуб, библиотека, отдельно стоящий ФАП. В Шалгиново – дом учителям, спортивная площадка. Установка новых диодных светильников. Отсыпка, грейдирование дорог, бурение скважин для пожарной техники. В сельсовет – новую «скорую». Кроме этого, предусмотрены программы оздоровления и трудоустройства детей и пр. Планов много, главное – реализация, – рассказал Чаптыков.

– В Шалгинове беспокоятся, что под разработку якобы попадает и старое хакасское кладбище? – «Шанс».

– Я разговаривал с представителями разреза «Майрыхский», лицензия на кладбище не попадает вообще никак. Оно далековато. Единственное – они начали уже его облагораживать, где-то забор подладить, где-то траву скосить. Речи о сносе кладбища вообще нет.

Что дальше?

Когда материал был уже готов к публикации, стало известно, что совет депутатов Куйбышевского сельсовета внес таки изменения в генеральный план и разрешил перевести сельхозземли вокруг Шалгиново в статус промзоны для добычи угля.

– Земельный участок в границах, установленных схемой расположения участка недр … на пользование недрами ООО «Угольная компания «Разрез Майрыхский», изменить с «СХ-1-Зона сельскохозяйственного использования» на «П6-Зона производственных объектов 1 класса» в целях пользования недрами с целью разведки и добычи каменного угля на участке Бейский-Западный Бейского каменноугольного месторождения в Республике Хакасия». Решение вступает в силу после его официального опубликования, – говорится в документе за подписью главы Куйбышевского сельсовета Леонида Чаптыкова, который есть в распоряжении редакции.

«Шанс» связался с Леонидом Семеновичем по телефону, и тот подтвердил:

– Есть такое решение. Это правда.

– Получается, вопрос с открытием разреза решен? – «Шанс».

– Да, на сессии депутатов принят.

Мы тут же связались и со старостой деревни Юрием Боргояковым. Шалгиновцы, по его словам, возмущены решением депутатов.

– Населению ничего об этом не сказали, все сделали «по-тихому». Мы решили категорически на том же стоять! Мы против! Сейчас мы начинаем предпринимать свои меры. Как нам сказали, они (депутаты) не имели право «втихаря» все это организовывать. У нас сейчас «война» в самом разгаре идет. Мы будем поднимать эту тему, этих депутатов на выборах мы постараемся сразу переизбрать, потому что никто не ожидал, что они так поступят, – рассказал Боргояков.

P.S.: В Куйбышево 19 марта прошли общественные слушания, на которых жители возмутились по поводу тайного голосования депутатов. Леонид Чаптыков успокоил присутствующих: решение можно отменить.

– Решение депутатов будет отменено. я посмотрел Устав Куйбышевского сельсовета – мы не можем так просто отменить, потому что нужно опять собирать совет депутатов. Однозначно будет отменено.  Просто это юридически правильно надо сделать, рассказал он по телефону 20 марта.

От редакции. Что смогут 150 человек против административной машины и всемогущих промышленников? Да ничего не смогут. Но одно дело, если новый разрез откроют под гробовое молчание жителей Хакасии.
В частности, абаканцев – столица-то наша такими темпами скоро в кольце разрезов окажется, от взрывов на «Аршановском» уже коммунальные трубы лопаются (как сообщил нам мэр), ну и про уголек в воздухе не забываем. Другое дело, если мы хотя бы вопросы новой власти позадаем, которая, кстати, обещала «драться» с теми же угольщиками за народные интересы. Может быть, все-таки хватит «за бусики» продавать по-настоящему важные для Хакасии ресурсы – земли и здоровье людей?

Просмотров: 4479

3dapro

Комментарии

Уважаемые пользователи!

Просим ознакомиться с правилами комментирования на сайте «Шанс. Регион»:

  1. Редакция «Шанс. Регион» не несет ответственности за содержание и смысл комментариев, оставленных пользователями. Но!
  2. Не допускаются комментарии, содержащие призывы к свержению власти, вражде по национальному признаку и другим проявлениям экстремизма.
  3. Не допускаются взаимные оскорбления в беседе пользователей с использованием нецензурной брани.
  4. Не допускаются материалы и ссылки коммерческого характера, не согласованные с коммерческим отделом «Шанс. Регион».
  5. На сайте действует премодерация: оставленный вами комментарий проверяет администратор. Если ваш комментарий не появился на сайте, значит — вы нарушили правила. 

Дополнительные вопросы можно задать, позвонив в редакцию по тел. 8(3902) 344-344 или пишите на электронную почту: shansrh@ya.ru

Комментарии Cackle

Популярное