Четверг, 07 ноября 2019 12:07

«Не надо «клевать» нас по поводу и без». Вице-губернатор Хакасии – о долгах, начальнике и сыне

Автор
«Не надо «клевать» нас по поводу и без». Вице-губернатор Хакасии – о долгах, начальнике и сыне

Осенью 2018 года, когда Валентин Коновалов готовился стать губернатором, министр финансов Ирина Войнова присматривала другую работу. Спустя год Войнова официально стала заместителем главы Хакасии, и, похоже, Коновалов ей полностью доверяет. Ирина Войнова рассказала «Шансу» о претензиях к федеральному центру и администрации Абакана, любви к Белому Яру и сыну.

«Аскизский район нагнетает, а мог бы помочь»

– Что с бюджетом на 2020 год? Он будет тяжелее нынешнего?

– Он будет ни тяжелее, ни легче. Бюджет, как бюджет. Своевременно будет выплачиваться заработная плата. Разрыв между доходами и расходами будет такой же – 10%. Наша главная задача – это максимально участвовать в национальных проектах. Они заканчиваются в 2024 году, они не будут вечно. Уровень софинансирования по нацпроектам – 99% из федерального бюджета, 1% из республиканского. Это уникальная возможность, но она закончится в 2024-м. На что привлекаются средства? Строительство школ, детских садов, дорог, водопроводов, очень много мероприятий в сфере образования, медицинское оборудование, строительство радиологического корпуса, туимского интерната, ФАПов, амбулаторий и так далее. К тому же у нас предусмотрена индексация заработной платы для всех категорий бюджетников. Это учителя, врачи, работники культуры, социальные работники. Повышение МРОТ заложено в бюджете, индексация заработной платы остальным сотрудникам бюджетной сферы. Вообще, мы индексацию не проводили никогда. А сейчас будет на 20% пожарным, на 60% – ветеринарам. Индексация социальных выплат. Много интересных вещей в бюджете, которые появятся впервые. Много средств предусмотрено на разработку проектно-сметной документации для строительства котельных в Приисковом, Вершине Теи, Белом Яре. Также заложены средства на ПСД водопроводов, очистных, канализационных сооружений.

– В Аскизском районе произошли задержки заработной платы. Понятно, что СМИ выставили все по-своему: дескать, вы направили району деньги только после того, как появился общественный резонанс. Понятно, что это не так. Но, тем не менее, почему произошла задержка?

– Я отвечу от лица правительства, но этот вопрос надо задавать не только нам. Полномочия по выплате заработной платы в поселениях чьи? Глав поселений. Мы отдаем дотацию в размере 1/12 от годовой суммы – каждый месяц. Обычно стараемся отправить числа до 15. В октябре это произошло чуть позже – где-то в 20 числах. Почему? Потому что средств не было в бюджете. Но мы ее отдали в полном объеме. Здесь же вопрос нагнетания, причем от Аскизского района. От района, который значительную сумму дотации забрал еще до выборов главы района, то есть опережающими темпами. Да, так можно, если предоставить обоснование. А теперь они нагнетают ситуацию. Почему? По сути, ничего страшного не произошло, хотя, конечно, задержки заработной платы – это ненормально.

Если бы мне задержали зарплату на 10 дней, я бы тоже нагнетал.

– Соглашусь, но повторю: полномочия по выплате зарплаты в поселениях не входят в полномочия республики. Есть местная власть. Есть поселения, есть район. Район мог помочь.

– Как изменилась ваша работа с вступлением в должность заместителя главы Хакасии?

– Она изменилась не позавчера, когда сессия прошла. Я исполняю обязанности заместителя с июля. Сейчас возглавляю минфин, также курирую министерство экономики, сельского хозяйства и комитет по информатизации.

– У вас рабочий день часов 16 идет?

– Перерыв только на сон. Рабочий день у меня всегда. Понимаете, министерство финансов курирует все и всех. Так или иначе, минфин должен ориентироваться во всех отраслях, иначе ты никогда не сформируешь бюджет, не отследишь процессы.

– Уже было такое: при Зимине Лапшин совмещал должности первого заместителя и министра финансов, а затем их разделили. Стоит ли ждать, что их снова разделят?

– Нет, не стоит. Второй раз по этому пути не пойдем. Так, как есть сейчас – это правильно.

«Ситуация несправедлива, мы живем в одной стране»

– Депутаты Верховного Совета Хакасии попросили у федерального центра 10 млрд. Почему именно сейчас и почему именно 10?

– Почему именно сейчас? Не именно сейчас, а каждый год.

– Ну, в 2017-м они просили 28 млрд.

– Ну, доходы каждый год прирастают. Например, в прошлом году нам очень хорошо помог платеж Худайнатова – 5 млрд рублей. Неплохо нам помогла реструктуризация коммерческого кредита, когда в конце 2017 года нам дали 14 млрд бюджетного кредита. Мы заместили банковские кредиты, 1,5 млрд почти сэкономили на процентах. Поэтому разрыв (между расходами и доходами) сократился. Сейчас из десяти миллиардов два мы просим на жилье детям-сиротам. Расходы, заложенные в бюджете, не могут компенсировать рост числа детей-сирот, который происходит каждый год. Нас будто бы накрывает волной. А федералы сейчас выделяют 90 млн всего – это мизер. Необходимо более 2 млрд рублей. Сами мы это решить не сможем никогда, у нас нет таких денег в бюджете. Поэтому просим мы не сейчас, а в течение 10 лет. Сейчас вот было обращение Верховного Совета, а сколько по линии правительства. Мы ездим, доказываем, пишем письма ежегодно, но пока что нас слабо слышат.

– После спича Владимира Штыгашева в Совете Федерации в Хакасию приехала комиссия налоговой службы. Вы сказали, что недовольны итогами ее работы. Чего вы ожидали?

– Смотрите: сегодня на руках у Штыгашева есть ответ УФНС на имя Матвиенко. С нами никто не встречался, они приехали, проверили, потом написали письмо на имя Валентины Ивановны. Естественно, у нас он тоже есть. Что там написано: особо ничего. Там не написано, какие действия нужно предпринять, например, что поменять в федеральном законодательстве. Там этого нет. Там просто констатация факта: ожидается получить столько-то, это меньше, чем в прошлом году (потому что был разовый платеж), в бюджете заложено столько-то, а получат меньше. А меньше почему? Потому что упала цена на уголь: была 100 долларов за тонну, летом – стало 50, сейчас – 60. Но там про цены ничего не написано, а только написано, что плохо планируют. То есть там нет конкретных шагов, которые надо сделать, когда денег катастрофически не хватает в бюджете. Как, например, сделать Саяно-Шушенскую ГЭС не обособленным подразделением, а юрлицом. Это увеличило бы прибыль в бюджет почти на 1 млрд. Но в этом докладе просто написано: «Саяно-Шушенская ГЭС является обособленным подразделением, поэтому прибыли получаем 10%». И что?

– Вы верите, что ради Хакасии будут приняты изменения в налоговом законодательстве?

– Я не то, чтобы вообще в это не верю. Но это произойдет точно не сегодня, не завтра и не в этом году. Но и молчать об этом мы не можем. Поэтому мы обращаемся, не можем сидеть просто так и ничего не делать. В любом случае говорить мы об этом должны. Потому что президент говорит уже много-много лет одно и то же: что необходимо установить справедливые межбюджетные отношения, потому что не может быть такого, когда в одном субъекте все относительно хорошо, а в другом – сводят концы с концами. Вот и по поводу зарплаты первая ласточка полетела – Аскизский район. Мы сейчас написали обращение к президенту на 2,9 млрд, и там резолюция президента есть. Если они не помогут, то могут возникнуть проблемы по выплате заработной платы. Я считаю, что сложившаяся ситуация несправедлива. Мы все живем в одной стране.

«Никто не вспоминает, что деньги Худайнатова достались Абакану»

– Вы просили не поднимать тему отрицательного трансферта в отношении Абакана, но в республиканском законе все же поменяли коэффициент таким образом, что процедура применения отрицательного трансферта стала проще. Проясните этот момент.

– Вообще, не было даже идеи ввести отрицательный трансферт в отношении Абакана. Это легко проверить. Если бы он был, его бы прописали в проекте закона о бюджете. Проект закона был сформирован в начале октября, отправлен в федеральный минфин. Еще тогда там не было ни строчки про отрицательный трансферт. Дальше: в июле, августе вносились большие изменения в Бюджетный кодекс. И наш республиканский закон 93 «О бюджетном процессе» мы приводили в соответствие с Бюджетным кодексом. Там очень много изменений, дополнений, уточнений. И если уже приводили в соответствие, то и статью 15 привели в соответствие. А дальше произошла трагедия с Николаем Генриховичем, а затем блогеры, журналисты, Nota Bene, Мамаев тот же (который эту тему проспал, а потом включился) начали говорить, что в законе 93 есть такая статья. Она всегда была. Другое дело, что мы сделали коэффициент 1,3, а не 3, о чем я выше сказала. Возможно ли сделать снова 3 вместо 1,3? Конечно. Это может сделать правительство Хакасии, и мы это сделаем. Только когда пена спадет. Вот чем быстрее перестанет мэрия всех будоражить, тем быстрее поменяем. Я понимаю, у них выборы, они на этом играют. Они вроде как сплотили абаканцев вокруг кандидата от мэрии, мол, кругом враги, на них наступают. А правительство такое-сякое, хочет у них отобрать что-то. Поднимают волну, тут и блогеры, СМИ подключаются. На такой волне мы поправку делать не будем. Вот стоит 1,3, и будет стоять. Когда пройдут выборы, они успокоятся, перестанут подстрекать СМИ, вот тогда мы коэффициент сделаем не 1,3, а, например, 3. Мы не стали этого делать благодаря мэрии, Бортникову и Мамаеву. Вот им «спасибо». Потому что не надо правительство клевать по поводу и без повода. Кстати, насчет Абакана. Вот в прошлом году зарегистрировался здесь человек. Что за человек – понятно – «Коулстар», разрез «Майрыхский». Почему никто не задается вопросом – а почему он зарегистрировался в Абакане? У нас «Майрыхский» где? Алтайский, Бейский районы. Они же не кричат, что Худайнатов в Абакане прописался.

– Потому что у Булакина были выборы?

– Булакин выборы бы и так выиграл. И еще через много лет выиграл бы. А они тогда получили 770 млн, это треть бюджета города. Почему Абакан не кричит, что это несправедливо? Что уголь-то в Алтайском районе добывают.

– Абакан получил деньги Худайнатова при помощи правительства?

– Ну а при помощи кого? Худайнатову было все равно, где прописаться. Он дом не смотрел, не ездил. И об этом никто не говорит. 770 млн получили и продолжают правительство хаять. Или возьмем национальные проекты. А кто их защищает на федеральном уровне? Да мэрию на порог не пустят ни в одном министерстве федеральном, с ними там никто разговаривать не будет. Именно правительство доказывает необходимость строительства двух школ, трех детских садов в Абакане. Дороги – то же самое. Кстати, в Абаканскую агломерацию входит еще Черногорск, где ездить невозможно, и часть Алтайского и Усть-Абаканского районов. А львиную долю денег получает Абакан. Город Абакан никто не гнобил никогда и не собирается.

«Предложения о работе в силе, и Валентин Олегович об этом знает»

– Вы говорили, что ваша зарплата примерно 120 тысяч в месяц без вычета налогов. А при Зимине была заметно выше, иногда в два раза. При этом, согласно декларации, вы заработали в 2018 году 5 млн. Если учесть, что зарплата за год составила около 3 млн, то откуда еще два?

– Дело в том, что в декларации в графе «доходы» указана не только зарплата. В 2018 году я продала свою квартиру трехкомнатную, продала гараж. Это все точно не три рубля стоит. Квартира только почти два миллиона стоит. Вот и весь мой доход.

– Почему вы живете до сих пор в Белом Яре?

– Родилась, живу и буду жить. Почему не переезжаю в Абакан? А чем Абакан лучше Белого Яра, Белый Яр гораздо лучше. Почему? Потому что это моя родина.

– Так там на окнах слой угольной пыли.

– Там на окнах не угольная пыль, там пыль и грязь от котельной. Потому что котельная устаревшая, и все напрямую летит в трубу. 20% топлива вылетает в трубу. В микрорайоне вот такой слой пыли. И вот квартира, которую я продала, как раз была в этом микрорайоне. Мы сейчас заложили средства на разработку проектно-сметной документации, чтобы модернизировать котельную в 2021 году. А вообще, почему я должна уезжать? Мне там хорошо. У меня там сын живет, сестра, родственники.

– У вас сын участковый, верно?

– Да, у меня сын имеет высшее образование. Служил в армии, сейчас второе высшее получает. Работал два года простым пожарным, 18 тысяч зарплата. Тушил пожары. Теперь простым участковым работает.

– Почему не устроите его куда-то?

– А почему я должна его куда-то устраивать?

– Он же ваш сын.

– Он по блату сам принципиально не пойдет. Это бесполезно. Пробивается сам. Но, конечно, я ему помогаю, материально помогаю, у нас тесные дружеские отношения, я каждый день к ним заезжаю с работы. Он женился, надеюсь, внук или внучка будет к весне. У нас очень хорошие отношения, близкие. Но для него неприемлемо, чтобы я его за ручку куда-то отводила. Думаю, пробьется, он в хорошем смысле карьерист.

– Когда вас назначили министром финансов вместо Семена Аешина, вы не боялись? Ведь тогда половина правительства ходила под статьей.

– Так если не воруешь, чего бояться-то?

– Бывает по-всякому.

– Я бы не сказала, что мне было страшно. Самое главное – соблюдать Бюджетный кодекс. Даже сейчас у меня должность непростая. Вот что меня тревожит – это кредиторская задолженность, в связи с чем мне прокуратура постоянно представления направляет. Но это ни для кого не секрет. Сложно решить этот вопрос быстро. Ну, если нет доходов. Вот сейчас угольщики просели. С марта нет прибыли от угольщиков вообще. Поэтому работаем и с ними, и с федеральным центром. Кстати, с угольщиками достигнута договоренность, что даже несмотря на отсутствие прибыли, они в ноябре-декабре платежи сделают. Завершить год без потрясений – выдать зарплату, за лекарства рассчитаться, муниципалам помочь – помогут, в том числе, угольщики и алюминщики. Здесь же многое строится на личных отношениях. Вот меня часто обвиняют, мол, она лоббирует интересы угольщиков. Я не лоббирую, а просто очень ценю, что они у нас есть. Это же основные налогоплательщики. А почему я должна о них говорить плохо? Вот сейчас нам плохо, и помогут именно алюминщики и угольщики. У них нет прибыли, но они сделают платежи. И они нас еще не подводили.

– Когда Коновалов пришел вместо Зимина, искали новую работу?

– Не когда пришел, а когда были длинные выборы. Конечно, у меня были предложения. Они в принципе в силе. Валентин Олегович об этом знает. Когда выборы прошли, я буквально на второй день пришла к Валентину Олеговичу, мы с ним поговорили. Я ему сказала: «Если есть какие-то сомнения, сразу скажите». Тут же шли конкурсы, кастинги в правительство. Я сразу сказала, что в конкурсе участвовать не буду. Извините, уже вышла из того возраста. Но Валентин Олегович мне сказал работать, что никаких конкурсов в минфине не будет. И мы договорились работать на постоянном доверии, несмотря на то, что я и с Виктором Михайловичем работала, и членом «Единой России» являюсь. Потом мы приняли бюджет, и сейчас Валентин Олегович мне доверяет. А доверяет почему: если бы что-то было не так, за год он бы уже понял. Я его не подведу, потому что если осталась работать, то надо работать.

Просмотров: 1042
Загрузка...

Комментарии

Уважаемые пользователи!

Просим ознакомиться с правилами комментирования на сайте «Шанс. Регион»:

  1. Редакция «Шанс. Регион» не несет ответственности за содержание и смысл комментариев, оставленных пользователями. Но!
  2. Не допускаются комментарии, содержащие призывы к свержению власти, вражде по национальному признаку и другим проявлениям экстремизма.
  3. Не допускаются взаимные оскорбления в беседе пользователей с использованием нецензурной брани.
  4. Не допускаются материалы и ссылки коммерческого характера, не согласованные с коммерческим отделом «Шанс. Регион».
  5. На сайте действует премодерация: оставленный вами комментарий проверяет администратор. Если ваш комментарий не появился на сайте, значит — вы нарушили правила. 

Дополнительные вопросы можно задать, позвонив в редакцию по тел. 8(3902) 344-344 или пишите на электронную почту: gazetabox@gmail.com

Комментарии Cackle